330

Оборотни: Их «создавали» для борьбы с партизанами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. "АиФ - Псков" 25/08/2010

Прежде чем обратиться к этой теме, давайте ещё раз вспомним недавний процесс над партизаном Василием Кононовым, который в сопредельной Латвии был признан военным преступником. Увы, но подтвердил это и Европейский суд, который принял доводы стороны обвинения. Так в одночасье партизан, который с оружием в руках сражался за свободу и независимость прибалтийской республики против фашистов, превратился в карателя. Более того, и среди российских журналистов нашлись такие, кто провёл параллель между действиями немецких оккупационных войск на захваченной территории и… партизанским движением. Дескать, на самом деле отряды «народных мстителей» были ни чем иным, как шайками мародёров, которых местное население боялось не меньше, чем гитлеровцев. Будем честны до конца: для такого парадоксального вывода немало оснований, потому что не каждый (даже историк) знает, что, устанавливая «новый» порядок, нацисты параллельно формировали так называемые антипартизанские отряды. Перед ними стояла задача скомпрометировать отряды народных мстителей. Эти функции были возложены на подразделения ГФП - «тайную полевую жандармерию», в чьём подчинении и находились подобные формирования. В свою очередь они являлись составной частью германского разведывательного органа «Ваффен СС Ягд-фербанд-ОСТ». Нелишнее замечание: командовал этой группировкой не кто-нибудь, а сам Отто Скорцени - человек, которого в третьем рейхе называли «террористом №1».

Не за страх,  а за совесть

Псковская область, как и другие оккупированные регионы, попадала в зону влияния фашистских «коммандос», и именно с нею связана деятельность «отряда Мартыновского», который наводил ужас на местных жителей. Только спустя десятилетия стала известна вся правда о злодеяниях, которые творили эти оборотни. Тут же следует сказать, что на след одного из главарей этой бандитской группы псковские чекисты вышли случайно. В начале 60-х годов в региональное управление КГБ обратилась одна из жительниц области: проезжая через какой-то полустанок, что расположен в Себежском районе, она в скромном путевом обходчике неожиданно для себя узнала карателя, который принимал участие в расстреле  мирных жителей деревни, где она жила во время войны. И хотя поезд стоял на этой станции всего пару минут, было достаточно одного взгляда, чтобы понять: это он! Так следователи познакомились с неким Герасимовым по прозвищу «Пашка-моряк», который после того, как был задержан, не стал запираться и рассказал, что на самом деле входил в состав антипартизанского отряда, которым командовал некто Мартыновский. Да, признавался он, принимал участие в расстрелах, но я был только исполнителем: приказы отдавали другие.

- Тот же самый первый заместитель Мартыновского, некто Игорь Решетников. Почему вы его не судите? Тем более что он сейчас отбывает наказание в одной из колоний, расположенных в Воркутинской области, - негодовал на допросах Герасимов, который, видимо, не желая отвечать один за все свои «подвиги», решил сдать с потрохами и своих подельников. Одним из них и стал Решетников, которого оперативники на самом деле отыскали за колючей проволокой на дальнем севере. Когда подняли документы, то выяснилось, в 1945 году Решетников как «перемещённое лицо» не захотел возвращаться обратно в Союз, поэтому, чтобы заслужить новые гражданство и документы и далее - возможность перебраться в другую страну, принял предложение американской разведки. Во время выполнения шпионского задания Решетникова арестовали. Вскоре суд определил ему меру наказания (25 лет лишения свободы), и у бывшего капитана СС возникла уверенность: там, за полярным кругом о нём забудут, и таким образом он сумеет избежать ответственности за свои преступления. А крови на его руках, судя по показаниям немногочисленных выживших свидетелей, было достаточно.

В ходе дальнейшего разбирательства выяснилось, что свой чин и другие награды Вермахта (в том числе Железный крест) Решетников отрабатывал не за страх, а за совесть. Следствие также установило, что в карательный отряд Мартыновского он вступил осенью 1941 года в Луге, а дальше его путь пролегал по Ленинградской, Калининской областям и дальше - по Белоруссии, Латвии, Польше, Югославии. Обычно эти оборотни действовали так: приезжали в деревню и представлялись партизанами. После этого расспрашивали: как найти «наших», кто имеет с ними связь. Введённые в заблуждение внешностью бойцов, которые были одеты в гражданскую одежду (сам Мартыновский щеголял в форме капитана Красной армии), люди делились последним и, естественно, показывали, где можно найти настоящих партизан. А дальше всё шло по проверенному сценарию.

К делу…

Из показаний Василия Терехова, одного из бойцов отряда Мартыновского:

- В мае 1944 года наш отряд располагался в деревне Жагули Дриссенского района Витебской области. Однажды вечером мы выехали на операцию против партизан. В результате боёв мы понесли значительные потери, при этом был убит командир взвода лейтенант немецкой армии Борис Пшик. Одновременно мы захватили большую группу мирных жителей, которые скрывались в лесу. Это были в основном пожилые женщины. Были там и дети. Узнав, что Пшик убит, Мартыновский приказал разделить пленных на две части. После этого он, указывая на одну из них, приказал: «Расстрелять за помин души!»

Кто-то сбегал в лес и нашёл яму, куда потом и повели людей. После этого Решетников стал отбирать карателей для исполнения приказания. При этом он назвал Пашку-моряка, Нареца Оскара, Николая Фролова…Они отвели людей в лес, поставили их перед ямой, а сами встали в нескольких метрах от них. Мартыновский в это время сидел на пне неподалёку от места расстрела. Я стоял рядом и сказал ему, что ему за самовольные действия от немцев может попасть, на что Мартыновский ответил, что плевал он на немцев, и нужно просто держать язык за зубами. После этого он сказал: «Игорёк, к делу!» И Решетников отдал приказ: «Огонь!» После этого каратели начали стрелять. Стреляли все выделенные для этого дела каратели. Сам Решетников стрелял из пистолета. А когда кончились патроны, то вырвал у кого-то автомат и продолжал стрелять по людям из автомата. Растолкав карателей, к краю ямы пробился Герасимов и с криком: «Полундра!» - стал палить из своего пистолета, хотя у него за спиной висел автомат. Сам Мартыновский не участвовал в расстреле, зато старался Решетников. Всего погибло человек 15.

Вместо эпилога

Вообще это уголовное дело (№ А-15511) насчитывает более десятка увесистых томов. В них самым тщательным образом были собраны и задокументированы факты злодеяний, которые творили на Псковской земле предатели. Бумага, как известно, всё терпит, но даже поверхностное знакомство с документами даёт реальное представление о том, каким НА САМОМ деле был оккупационный режим, и как фашисты и их пособники боролись с народными мстителями. Что же касается количества жертв, то по самым скромным подсчётам они исчисляются сотнями. Такой же кровавый след оставила банда Мартыновского (официально это формирование называлось «истребительный отряд М») в Польше, Венгрии, Югославии. К концу 1944 года это было уже не воинское подразделение, а реальная банда, жившая по своим звериным законам. Подтверждением может служить хотя бы то, что где-то на пути из Польши в Венгрию Игорь Решетников во время ссоры с Мартыновским расстрелял не только своего командира, но и всю его семью, включая малолетнего сына. На следующий день немцы постарались «не заметить» смены командования: главное ведь, чтобы эти ребята делали «грязную работу», а остальное для них уже было неважно. Закончила свой «боевой путь» эта свора бесславно: окружённая советскими танками, она практически вся погибла, не сумев пробиться к своим. Исключение составили всего несколько человек, среди которых оказался и сам Решетников. Но только через 19 лет после войны в Пскове (!) состоялся суд над ним и другими предателями, вердикт которого был неумолимым: высшая мера наказания. Приговор был приведён в исполнение 25 мая 1964 года.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах