aif.ru counter
37

Дело офицерской чести: Для поисковиков война продолжается...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ - Псков" 23/06/2010

- А за 16 лет нашей поисковой работы мы перезахоронили 8 тысяч 39 бойцов, - уточнил Геннадий Корольков, руководитель Псковской областной военно-патриотической поисковой общественной организации «След «Пантеры»».  

Не только личные счёты

У самого Геннадия Владимировича путь в поисковики был непростым. В 1994 он уволился из армии в звании майора с должности заместителя командира сапёрного батальона 76-й ВДД. В его военной биографии были Афган и Карабах, Баку и Тбилиси, Вильнюс и Каунас. Наконец, майор решил, что с войной пора кончать. Несколько лет работал начальником охраны на одном из псковских заводов. Но опять пришлось «повоевать» - на этот раз с несунами. А время тогда было такое, что несли практически все, от рабочего до начальника цеха, и выносили всё - от болтов до станков - одним просто нужно было выжить, другим - начать собственный бизнес. В 1998 году Геннадия Владимировича этот беспредел достал, и он ушёл мотористом в Псковский отряд аварийно-спасательных и подводно-технических работ. Примерно тогда же он впервые соприкоснулся с деятельностью объединения «След «Пантеры»», приняв участие в подъёме затонувшего в годы войны советского танка из озера Школьное - сейчас эта машина стоит на пьедестале в центре Новосокольников. В 1999 поднимал уже второй танк.

Личные счёты к той войне у него имелись: отец-танкист получил тяжёлые ранения при освобождении Великих Лук, брат матери погиб на территории Латвии. Корольков потом самостоятельно отыскал братскую могилу не вернувшегося с войны дяди. Однако бывший офицер и представить себе не мог, как много солдат всё ещё числится без вести пропавшими, как много непогребённых останков ежегодно выносит на поверхность земля.

- Когда я впервые задумался над этим, стало страшно и стыдно, - говорит Геннадий Владимирович. - Ведь ещё Суворов сказал, что война не кончится до тех пор, пока не будет похоронен последний солдат. Вот она и продолжается для поисковиков… Так что тут не только личные счёты. Для меня это стало делом офицерской чести.

Возвращённые   имена

Свою первую «находку» Геннадий Корольков запомнил очень хорошо.

- Это было в Себежском районе, на лесном перекрёстке, на месте яростных боёв с фашистами, - вспоминает поисковик.

- Льёт дождь, холодно, а я стою и соображаю: как мог маневрировать солдат на этой местности, где его могла достать вражеская пуля? Присмотрелся, и точно, в той точке куда гляжу - небольшая воронка, а это верная примета, что там, на небольшой глубине есть человеческие останки. Щупом осторожно попробовал грунт и - нашёл!

К таким «верховым» погребениям у поисковиков отношение особое. Ведь это даже не погребения, а просто останки, чуть присыпанные землёй: окоп обвалился, накрыло погибшего землёй от взрыва… Но особенно запомнился Геннадию Владимировичу случай с пулемётчиком. Раскопали его в небольшом окопчике, а он как стоял на коленях за пулемётом во время боя, так и остался стоять.

- Разве это нормально? Разве справедливо? - возмущается поисковик. - Человек 65 лет простоял на коленях, пока его не похоронили с воинскими почестями! Жаль, что имён в таких случаях установить практически невозможно.

С именами, действительно, проблемы. В 1942 году солдатские медальоны в Красной Армии заменили красноармейскими книжками, которые сохраняются очень плохо. Восстанавливать по ним имена погибших даже криминалисты берутся крайне неохотно - только в исключительных случаях. Поэтому, по словам Геннадия Владимировича, для поисковиков солдатский медальон, медаль с номером, двигатель самолёта, на котором тоже есть номер, номер танка - всегда огромная радость. Значит, имена ещё нескольких солдат всплывут из небытия, значит, ещё несколько судеб освободятся от двусмысленного словосочетания, ставшего клеймом - «без вести пропавший». За время поисковых работ имена возвращены более чем четырём сотням бойцов - целому батальону.

Низкий поклон

Вахты памяти, которые проводят псковские поисковики, собирают к нам в область молодёжь даже из Астраханской области, из Татарии, Мордовии, Белоруссии, Латвии. В этом году были ребята из Челябинской области и Ханты-Мансийского автономного округа.

- Конечно, в нашей работе школьников и студентов привлекает, в первую очередь, романтика поиска, - считает Геннадий Корольков. - И пусть только 2-3 человека из сотни молодых ребят свяжут свою судьбу с поиском, это уже хорошо. Ведь сколько человек прошло по следу «Пантеры» за эти годы! И прошло практически только по велению сердца, по зову совести и - совершенно бескорыстно.

Особо руководитель псковских поисковиков выделяет отряды «Бригада-60» из Дедовичей, «Патриот» из Печор и «Велес» из Куньи. Поисковики «Бригады-60», например, в этом году выиграли грант администрации Псковской области, нашли хорошо сохранившуюся партизанскую типографию. Печорским поисковикам в этом году удалось поднять 3-х «именных» бойцов… А все эти отряды объединяет то, что к своей работе они привлекают школьников.

- Для патриотического воспитания это очень важно, - убеждён Геннадий Корольков. - Но Псковская область, пожалуй, единственная, где отсутствует областной Центр патриотического воспитания молодёжи с отделом поисковой работы. А «След «Пантеры»»- организация общественная…

Нет такого дня, чтобы майор в отставке не получал писем. Вот и в день нашей встречи на его адрес пришло два письма.

«Благодарим вас за то нужное и важное дело, которым вы занимаетесь. Спасибо от всех нас, детей войны… Низкий поклон вам и вашей поисковой группе», - говорится в письме из Перми. И просьба: помочь разыскать место захоронения бойца Михаила Прокопьевича Злобина или подсказать, куда можно обратиться. Такая же просьба содержится в письме из Вологодской области от родственников Вадима Георгиевича Павлова…

И можно быть уверенным, что Геннадий Корольков со своими поисковиками постарается сделать всё от них зависящее, чтобы помочь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах