aif.ru counter
25

М. Арбатова: «У нас в год 14 000 женщин гибнет от побоев...»

- Мария Ивановна, вы не жалеете, что ввязались в историю с Бахминой?

- Начнём с того, что я не ввязывалась в историю с Бахминой. Она для меня совершенно абстрактный символ. Я просто дала комментарий интернет-ресурсу Глеба Павловского. С этого началась греческая драма моего противостояния с виртуальной толпой психически нездоровых людей.

Я - человек, который попал в этот сюжет случайно. У ЮКОСа есть свои финансовые радости, у Кремля - свои, а я просто сказала свое мнение. Ни лично про Бахмину, ни лично про Ходорковского, а про то, что закон должен работать для всех одинаково, и том, какой нонсенс - вип-зеки, и о том, что наши правозащитники занимаются самыми защищёнными.

- Вы видели сайт «Оденьте Машу», в которой изображена голая тётя и набор одежёк?

- Голенькая пухленькая «Маша» по комплекции и причёске почему-то ближе к Татьяне Толстой, чем ко мне. Я человек, который прошёл уже трое выборов и знающий, что вся интернетная шваль нанимается по одной схеме. Им всё равно, у них даже есть общие домашние заготовки. Напомню, что на выборах 2005 в интернете был мультик с такой же голенькой Машей, в компанию которой на остров приезжали Митрофанов с Жириновским, потом почему-то прилетала Тимошенко, не имеющая никакого отношения к московским выборам, и все опрокидывались в свальный грех. Там было сделано талантливей.

Я закалённая в подобной теме, меня трудно удивить. Но вот муж, он из известной индийской политической династии. У него был культурный шок. Он сказал, что это было бы невозможно в его стране. Потому что использование карикатур с голым телом не является политическим инструментарием для людей в цивилизованных странах, у них бы это было серьёзное уголовное дело.

Когда я узнала, как радуются игрушке «одень Машу» всякие, до этого набивавшиеся ко мне в подружки, меня чуть не стошнило. Мне ведь со стороны нормальных людей всё время писали и предлагали сделать в ответ игру «Одень-раздень Таню Толстую, Диму Быкова, Иру Ясину», я была в полном недоумении. Нельзя же с насекомыми сражаться с помощью их же стратегии.

Я написала стихи в ответ на стихи Быкова в «Огоньке» и предварила их предисловием, мол, прошу вас не не изображать Диму в таком гадком виде, как вы подсуетились изобразить меня. Мне совершенно неинтересно заниматься психологическим прессингом человека, имеющего иное мнение, я не кайфую таким образом и получаю удовольствие более здоровыми способами. И как профессионал молча ставлю диагнозы и прохожу мимо. Потому, что общение с декомпенсированными - только в приёмные часы.

Где здесь «либеральная интеллигенция», по разлуке с которой я должна страдать? Татьяна Толстая с монологом в блоге, начинающимся словами: «Индийская принцесса совсем *****ла»... Это либеральная интеллигенция? Или Пономарёв, две дочери которого служат адвокатшами в делах Юкоса? Мне сообщили, что не только дочь Льва Пономарёва Липцер Елена Львовна адвокат Лебедева, но и вторая дочь Костромина Ксения Львовна — адвокат Пичугина. Обе они при этом правовые консультантши Центра содействия международной защите. На программе Соловьёва я знала только про Липцер, и то не могла поверить, что человек, возглавляющий правозащитный центр, занимается общественным давлением на суд, в котором подсудимых защищают его родственники. О каких этических нормах может идти речь после этого? И вся эта вопящая компашка знала об этом и считала это нормальным!

Так что ничего, кроме желания защищать интересы своей стаи, эта массовка не продемонстрировала. При этом никто из хора вопящих о судьбе Бахминой не озаботился о судьбе сидящих в тюрьме простых баб. Тех, которые украли меньше 18 млрд., например, мешок картошки в деревне.

«Эхо Москвы» посвятило мне уже передач десять. Оно ведёт себя как обычно неприлично. В 99-м году пытались меня подставить по той же логике, у них был, как они говорили, «свой клиент» Михаил Задорнов, бывший министр финансов, и была команда сверху мочить меня как его конкурента. Непристойность их поведения я описала в книге «Как я пыталась честно попасть в Думу» в 2000 году и с тех пор брезгливо отказываю им в сотрудничестве. И вот они разгулялись по диагонали и вертикали, зная, что из брезгливости, я не войду в их студию, пока там Венедиктов, и не отвечу сразу на все их помоечные тексты. То, что происходит сейчас в истории с Бахминой, я прохожу не первый раз в жизни с одними и теми же персоналиями.

Тогда, на выборах 1999 года, я шла по Университетскому округу от СПС, и меня сдало всё руководство партии. На меня наезжали бандиты, было покушение на начальника штаба, каждый день грозили сыновьям, я полгода ходила с охраной. Тогда всё было жёстче, но за меня не вступились не правозащитники, ни пресса, ни либеральная интеллигенция, ни Пен-клуб. Кроме моей семьи на поле боя были только мои штабные волонтёры и два человека из СПС - Немцов и Гозман. Это две мои священные коровы в либеральном сообществе, я видела их в контрольной ситуации. И видела остальных. Так что цену всей этой шобле знаю давно.

Наивно считать Интернет с «Эхом» либеральной интеллигенцией. Они пустоцветы по-крупному и по мелочи. Кстати, когда мне в Живом журнале два раза сломали блог, никто из них не вякнул, каждый боялся, что его тоже сломают. Я даже начала уголовное дело по взлому, много часов провела в кабинетах следователей, а потом поняла, что просто жалко времени на то, чтобы остаться в данном сообществе и вернулась на свой сайт в интернете, существующий с 1999 года.

Я понимаю, у Толстой есть личные мотивы оскорблённой матери. Я недавно написала на сайте, что если её сын, Артемий Лебедев пишет в блоге, что параолимпиада напоминает ему поговорку «без рук, без ног, на бабу скок», то с моей точки зрения она должна отправиться «Вон из интеллигенции!» Она долго надувала щёки, и вот теперь выплюнула желчь в контексте Бахминой. Но этого ей показалось мало, она вслед за этим вспомнила программу «Школы злословия» двухлетней давности с Дмитрием Лиспкеровым и громко оболгала его в Интернете. В программе она подробно вылизывает Ходорковского. То есть Толстой срочно понадобилась тема отрабатывания ЮКОСовских интересов. Зачем, я не знаю. Могу предположить, что «Школа злословия» умирает, и ей хочется уйти политической мученицей, а не бездарной телеведущей.

За свои годы в политике и политическом консультировании я повидала столько, что получила иммунитет и научилась держать удар. Так что «веселые картинки одень Машу» это ерунда. Политическое давление на выборах это другое: это угрозы; взломанные сайты; нанятые тучи людей, звонящих по телефону и в дверь, льющих грязь в прессе и на выступлениях; это экстрасенсы; это грязная желтая пресса во всех видах. Я, например, уже давно привыкла к публикациям о том, что я переделанный мужик. Ко мне даже люди подходили с вопросами, как это я, будучи переделанным мужиком, родила близнецов. Весь этот мусор выметается из памяти, остаётся только стыд за этих людей.

- Обычные люди знать не знают, кто такая Бахмина, не ведают про ваши интернет-скандалы. Зачем все это?

- Обычные люди не знают даже, кто Ходорковский. Они знают, что 25 % сидят в наших тюрьмах не то, что невиновными, а просто непонятыми. Они подписали протокол, не зная, что его нельзя не подписать. Они поверили, что оговор себя принесёт им пользу. Они не смогли нанять адвоката, и т. д. Простым людям весь плач про богатых по барабану потому, что богатые по ним никогда не заплачут.

Почему меня пригласили после буйства блогосферных истериков в передачу Соловьёва, я понимаю. Это шоу, а не суд, не следствие и не парламентские слушания. С помощью шоу Соловьёв заставляет страну оторваться глаза от тарелки и начать думать и спорить. Меня периодически приглашают в эту программу то к барьеру, то в секунданты, один раз даже в судьи. В прошлый раз так же бурно обсуждали, когда мы с Павлом Астаховым спорили, полагается жене Абрамовича половина денег после развода или нет. Я напоминала, что в западных законах прописано: 2 человека, 1 карьера, всё пополам. А у нас после развода жена получает в лучшем случае половину того, что он не успел спрятать. Понятно, что Соловьёв пригласил меня именно как человека, который сделает программе рейтинги.

- Как можно забеременеть в тюрьме? И зачем?

- Картина, которую я могла составить по письмам зечек такова. Есть несколько способов забеременеть. Бахмину пустили к родному мужу. За сотрудничество с администрацией тюрьмы. Что это такое, я даже говорить не буду. Там же не институт благородных девиц. Там сидят воровки, убийцы, наркоторговки. А сотрудничество с администрацией - не занавески бисером вышивать, а рассказывать всё, что говорится в камере. Короче, у Бахминой вип-беременность.

Ещё есть страшная проблема, о которой говорил Александр Политковский, выступая в моём политическом женском клубе. Это изнасилования на пересылках. Там женщины совершенно беззащитны. Вся механика фиксирования преступления, которой может воспользоваться женщина на воле, исключена. Зечка не может сделать медэкспертизу и снять мазки, вызвать милицию, оставить заявление и т. д.

Насилуют, естественно, самых молодых, самых беззащитных, самых перепуганных.

Зачем беременеют специально? Ради другого режима отсидки. Во-первых, беременные не работают. Второе - они по иному питаются. Третье - им по-другому оказывается медицинская помощь, потому что за выкидыши и смертность в родах персоналу башка отрывается. А то что там разгул СПИДа и туберкулёза, это вроде как нормально.

На самом деле люди в тюрьмах за деньги даже инфицируют себя триппером, чтобы попасть в лазарет, лечиться и не работать. Детей рожают в тюремной больнице, в которых уровень обслуживания примерно такой же, как в обычных региональных больницах. То есть, на наш взгляд, запредельный. Мне рассказывала женщина, которая сидела в тюрьме, как они всей камерой принимали роды. Роды начались, постучали охране, те позвонили начальству, те своему, те, своему, потом вызвали спецскорую, обычная на зону въехать не может. Ясное дело, пока спецскорая приехала, роды давно прошли. В каких условиях и в каком стрессе они проходили, объяснять не надо. Зная всё это, женщина не имеет морального права беременеть в тюрьме, там нет условий для вынашивания ребенка, это не санаторий для беременных, а место наказания за преступления.

Когда ребёнок рождается, он перераспределяется в детский сад при тюрьме. Мать ходит его кормить, и общаться с ним, что, безусловно облегчает её режим, но имеет ли женщина моральное право вешать своё преступление на ребёнка?

- Вам чисто по-человечески, как женщине и матери жаль Бахмину?

- Вопрос поставлен не корректно. Мне жаль ребёнка, которого организовала себе Бахмина, чтобы сделать из него отмычку для выхода из камеры. Стоит ли объяснять, в каком адреналине он провёл свои первые месяцы в животе и как это потом аукнется на его психике?

Бахмина, взрослая женщина, занимавшаяся бизнесом на неправовом поле. В этом момент она задумывалась о своих детях? О том, что однажды может оставить их после щелчка наручников? Знаете, я была хиппи, сидела в своём «салоне Маши Арбатовой» на Арбате, откуда и псевдоним. И запрещённые квартирные выставки у себя делала, и самиздатскую литературу хранила. И с милицией были регулярные разборки, в отделение таскали, по почкам били, всё это я прошла. Мои сыновья, которым 31 год, не верят, вы, что просто стояли и вас били только за то, что вы не так одеты? Я им отвечаю: я благодарна судьбе, что вы живёте во время, когда думаете, что это невозможно.

Когда родились сыновья, произошла история, которая быстро поставила мне мозги на место, хотя мне только исполнилось 20 лет. У одной хипповавшей пары просто подошли к ребёнку, брызнули из баллончика в лицо, и он ослеп. После этого я сказала: всё, я ушла с поля боя, теперь я только мама.

- Вы планируете вернутся на ТВ?

- Я не делаю сейчас телепроектов, полтора года динамлю один из главных каналов, потому что у меня попросту не хватает времени. Три года убито на политику и надо сесть дописать несколько важных для меня книг. Я дала согласие вести программу на одном радио со следующего года. А с телевидением тяну, хотя уже и нашла партнёра по программе. Но пока не буду это разглашать. Я радио люблю больше, чем телевидение. Я больше радийный человек.

- Вы продолжаете исповедовать феминизм?

- Феминизм это не религия, а сумма взглядов на дискриминацию по половой принадлежности. Эта сумма моих взглядов не изменилась.

- Как сегодня обстоят дела в России с феминизмом?

- Всё происходит медленно, но, по крайней мере движется в лучшую сторону. Уже в правительстве сидят две женщины на ресурсных областях. Есть одна женщина-губернатор второго по значимости региона – Матвиенко. У нас очень много женщин за это время продвинулось в бизнесе до статуса топ-менеджеров. Печальная ситуация в Госдуме - все решения принимаются одной партией. И хотя в Думе стало много женщин, процент увеличился, но напечатанные на одном станке по трафарету «Единая Россия», они тут же теряют пол, мозг, индивидуальность. Никто из них ни разу не заглянул в законодательство по поводу незащищённости женщин на трудовом рынке, незащищённости женщин от сексуального насилия, закон о реальных элементах и т.д. А зачем мужчинам в думе закон реальных алиментах? Они же себе не враги. Им же тогда платить придётся. Закон о защите от сексуального насилия чудовищный. До сих пор из 10 школьниц, переживших насилие, 8 пытаются покончить с собой во время следствия потому, что следствие ведут как о краже кошелька, заставляя сто раз повторить травмирующую историю без патронажа психолога. У нас же ещё и свидетели, и потерпевшие не охраняются, появляются угрозы, и жертвы вынуждены отзывать дела. Закон защите от бытового насилия невозможный, потому, что утром женщина вынуждена забрать заявление, ей с ним в одной квартире жить. И всё, и преступления нет. Только 14 000 погибших от побоев женщин в год, и правозащитникам это по фигу. Потому я и кудахтала, как курица, и пыталась дважды попасть в Госдуму, что хотела продвигать эти законы. Больше никаких мотивов не было.

- Может ли женщина в нашей стране стать президентом?

- На прошлых выборах чисто сценарно собиралась баллотироваться Матвиенко, но передумала. Даже со мной вели пунктирные переговоры, не хочу ли я участвовать в выборах, потому, что после последних выборов в Госдуму у меня были самые высокие рейтинги узнаваемости и избираемости из всех женщин-кандидаток. Там ещё была одна безумная дама из Владивостока, которая сказала Путину «вы меня смущаете» или что-то в этом роде. Её тоже пытались сподвигнуть на участие. И больше никаких персоналий. Кроме того, у меня есть опыт подобных выборов - я как психолог вела выборы первой женщины-кандидата в президенты России Эллы Памфиловой в 2000 году. Это были очень красивые выборы, концепция заключалась в том, что она не возьмёт в бюджет ни одной копейки сверх того, что предлагал избирком. И при этом Элла Памфилова опередила по очкам Говорухина, Подберёзкина и Джабраилова. Рядом Украина: там Тимошенко и Ветренко. У нас нет сегодня женщин партийных лидеров, только чиновницы. Потому, что весь природный ресурс приватизирован мужиками. Считается, что должно пройти ещё лет пять, пока жёны, дети и любовницы раздербанят мужские капиталы. И тогда женщины рванут в политику. Им будет на что.

- Правда ли, что ваш муж настоящий принц?

- Этот вопрос всех давно занимает. Пресса писала, что он свататься приезжал на слоне. Принц он настоящий.

- Сколько стоит слон?

- В Джайпуре мне называли сумму 10 тыс. долларов. Возвращаясь к мужу, уточню, что его дедушка имел титул «рай бахадур», что означает великий король, британцы даже создали орден «рай бахадуров», чтобы сохранить бенгальскую аристократию. Его дядя – создатель и генсек компартии Индии, его тётя национальная героиня Индии, я на нее внешне очень похожа. В 17 лет её посадили за попытку подрыва тюрьмы и суда, где сидели её соратники по антибританскому сопротивлению и приговорили к смертной казни. Дедушка упало в ноги Рабиндранату Тагору, тот написал письмо английской королеве, та попросила за тётю, и смертную казнь заменили 6 годами тюрьмы. Потом, как индийском кино - она в тюрьме занималась по университетским учебникам, вышла, вступила в компартию, в неё влюбился генсек и т.д. Два моих предыдущих русских мужа тяжелее переносили мою деятельность. А индийский муж вырос в семье, где привыкли к политике. Второй его дядя возглавлял местную компартию, и тоже сидел в тюрьме при британцах. Папа был помощником губернатора Западной Бенгалии. Двоюродный брат, известным политическим журналистом, на которого были покушения. Так что он в теме. Он уже 20 лет живёт в России, мы познакомились, когда он пришёл гостем в мою радиопрограмму на «Маяке» об индийской демократии.

- Как вы поддерживаете свою форму?

- Никак я себя не поддерживаю. Поэтому не могу делиться рецептами. Мне 51 год, и давно пора собой заняться. И хотя весь «либеральный интернет» пишет, что мне на кремлёвские деньги плохо сделали пластическую операцию, мне пока ещё ничего не делали. Я – фанатка массажей тайских и аюрведических. У меня времени нет даже на лошадь сесть. Вот если мне дать отдохнуть, то я, действительно, буду хорошо выглядеть. Я психически здоровый человек и ем тогда и столько, сколько хочется. Как психоаналитик, напоминаю вам, что проблемы с весом – чисто психологические. Будьте осторожнее с культом голода. Анорексия даёт 15 % смертельного исхода. Каждый раз, попадая в лапы глянцевого журнала, вспоминайте, что во всех психушках отделения анорексичек просто забиты. Это сегодня страшнее, чем проказа в феодальные времена, а достать оттуда людей уже невозможно. Поэтому давайте будем толстенькими, хорошенькими, потому что каждая женщина должна иметь определённые округлости.

- Что вы хотели бы пожелать нашим читателям?

- Дорогие читатели, будьте здоровы и счастливы, не верьте проходимцам. Вчера в компании один мой друг чеченец произносил такой тост: когда желают здоровья, вспоминают, что у всех на Титанике было отличное здоровье, тогда желают не здоровья, а удачи, но вот вчера удача подвернулась, а здоровья не хватило. Так что хочу его словами пожелать всем и удачи, и здоровья.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах