aif.ru counter
24

Россия научится на немецких ошибках?

О его особенностях рассказывает Валентин Фёдоров, замдиректора Института Европы Российской академии наук.

— Этот кризис ещё раз подтвердил правило: если вы выбираете прогнозиста, то берите не лучшего, а дешёвого, потому что они все одинаковые.

Долгов бояться — роста не видать

Даже Германия — социальное государство с инновационной экономикой и гражданским обществом (что является и нашими целями) — не смогла оградить себя от экономического спада. Но для неё этот кризис начиная с 1949 г. уже шестой. Поэтому сформировались своеобразные антитела — она старается не повторять хотя бы собственных ошибок. Прошедший год ФРГ завершила с ростом ВВП в 1,3%. Да, в 1950-е гг. рост был намного выше. После войны в эту страну переселились 11 млн. немцев. Соединение этой рабочей силы с сохранившимися средствами производства позволило довольно скоро восстановить довоенный уровень экономики. После кризиса 1958 г., когда ставка на металл и уголь не оправдалась, потребовались электротехника и другие современные производства. Немцы стали не только эксплуатировать, но и модернизировать (в отличие от нас) своё производство. И немецкие товары сейчас конкурентоспособны на мировом рынке. Сила Германии — в её разнообразном (!) экспорте. Особо стоит отметить мощное машиностроение. Поэтому даже недавнее ухудшение прогнозов по падению немецкой экономики до 7,5% (а это уже крах!) вряд ли оправдается.

Да, у этой страны одно время был сверхнормативный дефицит бюджета — больше 3%. И немцы, по идее, должны были бы платить штраф. Другие страны евросообщества намекали: «Вы самые большие, но не самые эффективные». А те в ответ: «Наложете на нас штраф — дефицит ещё увеличится и проблемы пойдут „гулять“ по всей Европе». (А если раньше страны боялись усиления Германии, то после ввода евро, наоборот, опасаются её ослабления.) Какова мораль? Немцы вкладывали деньги в производство даже при дефиците бюджета. Зато потом это же производство позволило стране свести долг почти к нулю. И сейчас, когда антикризисные программы снова требуют наращивания заимствований, в ФРГ мало кто сомневается в правильности этого шага. Тем более что её инфляция (благодаря большому товарному предложению и антикартельной политике) — всего 2,6% в 2008 г., а в 2009 г. ожидается 0,5%. Нам такое и не снилось. Конечно, естественные монополии есть и у них, но там тарифы регулируются жёстко, поэтому они не скачут вверх, как у нас. Это ещё один урок, усвоенный Германией из своего прошлого. Дело в том, что в 1923 г. там была такая инфляция, что люди становились в очередь за хлебом при одной цене, а когда доходили до прилавка, денег уже не хватало! И родственники буквально на тележках подвозили или приносили в мешках недостающие суммы. У меня есть немецкая марка, на которой написано: «один триллион».

Уровень безработицы в наших странах примерно одинаков. Что они делают, чтобы не допустить её дальнейшего роста? В кризис 1932 г. безработица частично или полностью затронула аж 9 млн. человек. Тогда их канцлер ошибочно считал, что с кризисом бороться бесполезно, поэтому сокращал расходы бюджета. Да, рыночное хозяйство впадает в кризис и из него выходит. Но только при бездействии правительства выходит дольше и с бóльшими потерями. Поэтому сейчас в Германии увеличивают расходы госбюджета, стремясь сохранить рабочие места: ведь главный двигатель экономики — это потребительский спрос.

Как дать, чтоб не потерять

Как и у нас, в Германии правительство тоже помогает своим предприятиям, но по-своему. Например, для гибнущего «Опеля» глава правительства А. Меркель предложила найти частного инвестора, который вложит средства под госгарантии. И то при условии, что её устроит концепция развития завода и она убедится, что помощь не уйдёт на зарубежные счета. В помощь бизнесу Европейский ЦБ снизил ставку рефинансирования с 4,25 (в октябре) до 1,5% (под этот процент выдаются займы коммерческим банкам). Значит, предприятия реально могут взять дешёвый кредит. Для поощрения экспортёров упростили процесс оформления документов. Ведь сейчас скорость оформления сделок имеет особое значение. Если предприниматель намерен организовать дело за рубежом, он получает страховку на случай убытков. Подобная ставка на внешнюю торговлю уже не раз выручала Германию.

Банкам они тоже помогают иначе, чем мы. Выделено 500 млрд. евро, которые можно потратить на эти цели. Но взамен государство берёт акции. Когда у одного крупного ипотечного банка обнаружились миллиардные убытки, задумались о его 100%-ной национализации. Для немцев, воспитанных на частной собственности, это непривычно. А у нас, привыкших к госсобственности, почему-то вдруг обнаруживается аллергия к подобным мерам. На мой взгляд, даже частичная национализация (конечно, с дальнейшей продажей) способствовала бы наведению порядка. Общество очень недовольно олигархами. Сейчас ситуация принуждает правительство к правильной политике. Но это надо было делать намного раньше, пока нувориши не успели стать временщиками и разрушителями: себе урву, а после меня — хоть потоп.

В России все критикуют огромные бонусы топ-менеджеров. В Германии не запрещено выписывать большие доходы руководителям компаний. Официально запретить — значит восстановить против себя предпринимателей и проиграть следующие выборы. Но для тех, кто обратился за помощью к государству, неофициально рекомендуется ограничиться 500 тыс. евро в одни руки. Один крупный банк свёл год с минусом и отказался от госпомощи. При этом решил выплатить себе бонусы. Но общественность так возмутилась, что ему пришлось идти на попятную. Представляете, какую силу там имеет общественное мнение!

Куда ещё ФРГ тратит деньги? Семьям с детьми в кризис стали единоразово выдавать по 100 евро на каждого ребёнка. Налог на небольшие доходы снижен с 15 до 14%. Почему бы и у нас не понизить до 12%, а миллионерам не поднять до 30% и более? Популярна антикризисная мера — премия за утилизацию: машину в возрасте 9 лет и старше можно сдать на металлолом. Взамен — скидка в 2,5 тыс. евро на новое авто.

В Германии повышают расходы на социальную инфраструктуру (дороги, школы, вузы, научные учреждения). Отдельно остановлюсь на дорогах. Существует миф о том, что именно с помощью общественных работ Гитлер ликвидировал кризис. Всё не так! Когда он пришёл к власти, уже наметились первые признаки выхода из кризиса. Но безработица оставалась огромной. И чтобы активизировать рынок труда, он приказал строить дороги. А акцент на этот вид работ был сделан в основном потому, что он готовился к войне.

Некуда бежать?

Знаете, что странно? Утверждается, что кризис к нам пришёл извне. Это значит, что положение в нашей стране полностью зависит от экономической политики других стран. А где наше собственное правительство? Дело в том, что мы проводили во многом однотипную с Западом политику и получили однотипные результаты. Только преодоление кризиса зависит от глубины докризисных ошибок и от накопленных ресурсов каждой страны в отдельности. Некоторые говорят: кризис даёт шанс! Я бы назвал это душевным массажем. Якобы мы выйдем из него более сильными. Так вот — нет. Кризис — это пожар в доме! Тут не до экономических изысков! Лишь бы скорее хоть как-то поднять экономику, чтобы у людей появилась работа. В Германии из 80 млрд. евро, брошенных в хозяйство, на новые технологии пошло менее 1%. Потому что в кризис у инновационного развития шансов мало! Накачивание деньгами разных проектов грозит лишь ростом инфляции и госдолга. Заглядывая в будущее, можно сказать: этот кризис — не последний, и он даёт не шанс, а урок, который нельзя забывать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах