aif.ru counter
879

Начальник псковского УГХ: У меня самая спокойная работа

Первым делом - самолёты

Ольга Миронович, PSKOV.AIF.TU: - Алексей Геннадьевич, а кем вы мечтали стать в детстве? Ни за что не поверю, что начальником управления городского хозяйства…

Алексей Захаров. Фото: АиФ-Псков

- Хотите – верьте, хотите – не верьте, а я мечтал! Мечты должны становиться желаниями, а желания – целями, вот тогда человек добивается нужного результата. Поэтому я себе ещё в десятилетнем, наверное, возрасте, поставил цель стать начальником строительной организации – как отец. Причём, той же самой.

Я им и стал, но не сразу. А когда стал, понял, что готов заниматься строительством в гораздо более широком смысле этого слова.

Теперь у меня в жизни около 68 направлений деятельности, но главное сейчас – это служение государству. Я когда на эту должность заступил, был такой зашоренный, что даже семье своей сказал: «Наташенька, первый год вы меня не увидите». И ровно год даже на семью не отвлекался.

Зато теперь мы с вами у меня в кабинете сидим и вот уже целых двадцать минут нас никто не прерывает. Это значит, что процесс пошёл, что мне удалось настроить работу как надо.

Чтобы этого достичь, я закончил Псковский политехнический институт по специальности «промышленное и гражданское строительство», но в институте больше занимался спортом, чем учился, потому что всё, что мне надо было знать, освоил ещё в школе.

Я ведь в школе был далеко не последним учеником. Я занял третье место по математике в области, благодаря чему меня ещё в 8 классе заочно приняли в институт космонавтики и кибернетики. К тому же, я ещё пока учился в школе, заочно сдал экзамены в МГУ и Военно-морскую академию им. Ленина. Но в Москву не поехал.

Зовите меня «сайгаком»

- Почему?

- Почему-почему. Потому что был 91-й год. Какая Москва?! Мне родители давали в Псков на неделю 50 рублей и сами жили в Пушкинских Горах всей семьёй на такие же деньги. А я уже в 14 лет вымахал метр девяносто шесть с сорок шестым размером обуви. Поэтому в институте сразу же стал капитаном и волейбольной, и баскетбольной команд.

Причём, баскетболу научился сам – по книжке знаменитого Сергея Крылова, который когда-то забил в решающей игре СССР с США решающий мяч. Так что у меня были ежедневные шестичасовые тренировки. Я мог в прыжке коснуться головой баскетбольного кольца. У нас тогда не зря было прозвище - «сайгаки».

После учёбы в институте меня много куда приглашали, а подвернулось место прораба в Опочке с зарплатой 1200 рублей и перспективой уже через год получить квартиру. По тем временам это было отличное предложение.

Но вначале я поехал в родные Пушкинские Горы и попробовал устроиться в строительную компанию, где раньше отец был руководителем. Там посмотрели мой диплом и говорят: «Каменщиком – возьмём». («Каменщиком» - туда, где я собирался работать директором!)

Хорошо, думаю, значит, моё время ещё не пришло. Сорвался и уехал в Опочку. И уже через год стал там главным инженером. Мы увеличили штат втрое, а производство - в десять раз. У меня там была такая школа и такие учителя, которым я по сию пору бесконечно благодарен. 

Годные мальчики

«Папа, мама, я – спортивная семья». Фото из семейного архива. 

- А собственная семья у вас уже тогда была?

- Я как раз женился. Тоже на спортсменке. Она, кстати, чемпионка Северо-Запада по бегу с барьерами, когда-то входила в сборную олимпийского резерва. Но оставила спорт, потому что судьбе было угодно, чтобы она познакомилась со мной. Она-то из меня человека и сделала.

Так вот, пока я работал в Опочке, у нас родился сын. Всё было хорошо, но тут я попал в аварию. Не я был за рулём. Я сидел на переднем сидении. Хотел пристегнуться, но ремень оказался порван. Я же человек правильный: раз надо пристёгиваться, я по-другому не могу. Накинул на себя оборванный ремень – только благодаря этому и остался жив.

Как сейчас помню, лежу на 19-градусном морозе 19 февраля в снегу с арматурой во лбу. Как второй раз родился. Потом еле научился заново ходить.

У меня тогда была отсрочка от армии, подходило время служить, а меня после всего этого признали непригодным.

Меня – непригодным! Да я в 19 лет за 45 минут 860 раз поднял пудовик – у меня и грамота есть. Я, знаете, какой сильный! Я, между прочим, казачий подъесаул, наказной атаман Псковской области. У меня такие корни! Моего прадеда раскулачили. Это не моя история, это история многих крепких ребят.

Ведь родовая память – это огромная силища. Мы недаром с женой и сыном заняли пятое место на областных соревнованиях «Папа, мама, я – спортивная семья!» А когда младший сын немного подрастёт – будем снова участвовать.

- Ого! У вас трое сыновей?

- Стас («Стас, дай пас!»), Сергей (как же у Захаровых – и без Сергея?) да Матвей. И ещё доченька – Ярославной назвали, что означает «Я Россию славлю». 

- Все мечтают стать начальниками?

С сыновьями. Фото из семейного архива. 

- Средний сын – да. А старший хочет быть доктором. Мы их с женой любим, больше, чем самих себя. Это неправильно. Надо себя больше всех любить, иначе как же ты сможешь «возлюбить ближнего, как себя самого»?

Короче говор, я никак не мог быть «негодным» мальчишкой. Поэтому стал бегать, прыгать – и полностью поправился.

А тут меня как раз пригласили работать в УВД. Всё дело в том, что к тому времени я участвовал в ремонте трёх РОВД и ещё одно начал строить. Поэтому Игорь Викторович Калашников меня ещё тогда заметил.

Решено – еду в Псков. А там, оказывается, надо медкомиссию проходить, а я кругом «негоден». Так вот, я эту медкомиссию прошёл и никто даже не догадался, что я у меня были какие-то там травмы. И потом 8 лет отслужил в органах внутренних дел, дослужился до начальника по надзору за техническим состоянием зданий УВД всей Псковской области в чине капитана.

Только немного не дотянул до майора, потому что судьба вела меня к заветной мечте.

Навоз из-под ста коров

Дело было так. Однажды звонит мне отец и говорит: «Лёша, предприятие-то наше банкрот, его москвичи хотят купить». Я кинулся к друзьям, мы назанимали денег и выкупили акции сами. Ещё через полгода обанкротилось ещё одно пушкиногорское строительное предприятие. Тоже надо было спасать.

Для меня 3 миллиона рублей – это были несусветные деньги. Мой друг ради них дом заложил и ещё взял в банке кредит. Но я тогда уже знал, как вытягивать предприятия из банкротства. Поэтому у нас всё получилось.

Правда, для этого мне пришлось оставить карьеру, уволиться из УВД и уехать обратно в Пушкинские Горы. Вот так я и стал руководить той самой строительной организацией, о которой мечтал ещё мальчишкой. И через три года в 20 раз увеличил её оборот. Это было время, когда я учился работать не только на государство, но и на себя.

- А как ваша семья к таким зигзагам судьбы отнеслась?

- Семья меня очень любит. Мы же 37 раз переезжали с места на место. В тот год, конечно, было нелегко. Когда я уволился из УВД, это было в 2007-м, нам пришлось вчетвером целый месяц жить на 3 тысячи рублей. Ничего, выжили.

«Папа, мама, я – спортивная семья». Фото из семейного архива. 

У меня жена с 14 лет работает, она сама из многодетной семьи. Я тоже вырос в деревне и всё умею: хоть косить, хоть пахать.

Я однажды лично взял и выгреб навоз из-под ста коров, чтоб показать колхозникам, как надо работать. И всё – второй раз уже никому не пришлось ничего объяснять… Я же не только строительными предприятиями занимался, но ещё к тому же был избран председателем колхоза (СПК имени Пушкина) и тоже сколько мог не давал его банкротить.

Кроме того баллотировался в областное Собрание депутатов, прошёл праймериз исправно, но сам сошёл с дистанции и решил сперва поработать в районном Собрании депутатов.

I have a dream

И вот наконец в 2013 году у меня дома раздался звонок от Игоря Викторовича Калашникова. На размышление у меня было, наверное, не больше 30 секунд. Но я был уже готов. И когда пришёл сюда работать, все подтвердят, как всегда здесь и был.

- А ведь должность-то вам досталась расстрельная, разве нет?

- Минуточку! Я всем говорю, что у меня самый лучший в городе коллектив и самая спокойная работа. И я с ней справлюсь! Моя цель проста – чтобы в городе были чистота и порядок. У меня всё получится, потому что я знаю, что такое землеустройство, я умею и асфальт класть, и деревья валить…

- Деревья-то зачем? Вон и блогер Варламов ругался, что по набережной реки Псковы зачем-то валят деревья…

- Да вы что? А вы видели, какие это деревья? Когда они вам на голову упадут или на голову вашего ребёнка, вы кого в этом будете винить? Ещё Петр Первый запрещал сажать деревья ближе, чем 8 метров от домов. А кто разрешил сажать в городе деревья всего в метре от проезжей части?

У деревьев тоже есть свой срок жизни. За ними надо ухаживать. У меня в Пушкинских Горах на личном участке полторы тысячи сосен, так я каждый год беру пятидневный отпуск, чтобы их все защипнуть. А у вас в Пскове липы все до одной больные! Знаете почему? Потому что вы двадцать лет о них не вспоминали!

Мы валим дерево только после того, как его забраковала комиссия. Чтоб вы знали: мы в прошлом году посадили в городе 3 тысячи деревьев, а спилили всего 500. И вообще, хотите деревьев – езжайте в лес. Или идите в парк. А на меня и так прокуратура наседает: почему, мол, не спилил 2,5 тысячи  деревьев, которые надо было ещё давно спилить.

- Пойдёшь тут в парк. Вон зелёную зону вокруг стадиона «Электрон» - и ту хотят застроить.

- Так выкупите её и делайте с ней что хотите. Вот бы все визгуны скинулись и выкупили, вместо того, чтобы возмущаться. А то только критиковать горазды. А сами-то хоть раз в жизни наклонились, чтоб фантик подобрать?

- Ещё извечный вопрос. Почему в Тарту в какое время года ни приедешь, там чистота, красота? А в Пскове мы вечно по колено в грязи?

Плохой Псков. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

- Бюджет Тарту какой? Может, там у городских властей денег побольше, может, там люди мусорят меньше, может, там штрафы для тех, кто мусорит, не всего 500 рублей, как у нас?

- Вы бы хоть на 500 рублей кого-нибудь разок штрафанули!

- А мы и штрафуем! У нас уже скрытые камеры в злачных местах кое-где установлены, чтобы штрафовать. Но чтобы штрафовать, нам же надо двух понятых и протокол.

- Где ещё собираетесь брать недостающие деньги?

- Стараться надо. Федеральные целевые программы привлекать. В этом году мы несмотря ни на что планируем завершить работы по реконструкции набережной реки Псковы, приступить к капитальному ремонту улицы Калинина и моста имени 50-летия Октября. Мы сделаем ямочный ремонт на всех улицах. Мы установим в городе ещё 500 энергосберегающих светильников. Мы будем совершенствовать обслуживание ливнёвки и откачивать лужи.

- Песка на тротуарах после зимы опять невпроворот!

- Уже меньше. Только за прошлую ночь из города вывезено 40 камазов песка!

От себя прошу псковичей: ну не ставьте вы машины на газоны – потом ведь вся земля оказывается на дорогах! А за то, что перестали заклеивать объявлениями стеклянные автобусные остановки – отдельное спасибо! Мы их к 8 марта отмоем – будет заглядение.

А ещё приглашаю всех поучаствовать в посадке деревьев. Кстати, у нас уже высажено в городе 60 тысяч тюльпанов – в полтора раза больше, чем в прошлом году! Надеюсь, мороз их не тронет и в мае они все расцветут. То-то будет праздник!

Понимаете, пскович – это должно звучать гордо! У нас же в городе 90% людей любят Псков и только 10% мусорят. Ну неужели мы этого каждого десятого не сможем призвать к порядку?

- Вы о чём теперь мечтаете?

- Я мечтаю побыть в этой должности ещё как минимум два с половиной года. Потому что год для такой работы – это не срок. Вот исполнится три года – тогда с меня и спрашивайте по полной. Результат – будет, уверяю вас.

А самая моя большая мечта – вернуть на Вечевую площадь в Пскове вечевой колокол. В прямом и переносном смысле. Ведь самой крутой демократической республикой в мире было Господарство Псковское.

Ну неужели мы недостойны памяти своих предков? Неужели не сможем снова навести у себя в городе порядок и научиться сами решать все свои проблемы? Пора!

Начнём с Гельдтовой бани, а там дело пойдёт, я верю!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах