425

Александр Либ: «Я очень хотел петь!»

 К тому же год у самого известного тенора псковской эстрады юбилейный: на концерт в честь 60-летия артиста билетов не было за четыре дня, в зале аншлаг - редкое явление для местной сцены. Может быть, поэтому тот концерт назывался «За всё тебя благодарю…».

«Что слава…»

- Александр Иванович, а почему вы к своим званиям так несерьёзно относитесь?

- Официальные звания мало что стоят. Это не более чем отголоски ещё советского времени, когда ценились не личные заслуги, а лояльность. Понимаете, однажды в Брюсселе нам разрешили играть на Ратушной площади, но… с балкона. Мы с этой верхотуры грянули так, что публика не хотела расходиться. Кто из наших слушателей знал, что я «заслуженный»? Люди видели и слышали, как мы играем и как поём, - этого достаточно для успеха.

- Вы работаете в Пскове без малого сорок лет, а как оказались в нашем городе?

- Это была настоящая авантюра. Сам я родом из Днепропетровска, там же окончил музыкальное училище по классу оперного пения. Моим педагогом была Софья Андреева-Венедиктова, которую я по сей день вспоминаю с большой любовью и уважением. После учёбы получил направление работать в ансамбле «Славутич», но на беду (или на счастье?) познакомился с товарищем, который был родом из Пскова. Он услышал нас в… ресторане (стесняться нечего, нужно ведь было зарабатывать на жизнь) и сказал: «Тебе нужно ехать к нам!» Ещё спросил: «Любишь гастроли?» Я ответил: «Обожаю». И мы сразу поехали на аэровокзал. Летели через Великие Луки, я, признаться, тогда и про город такой не слыхивал…

Не в нашу пользу

- И каково было первое впечатление?

- Неоднозначное. Псков встретил меня, мягко говоря, сурово. Поехал в гостиницу, а там мест нет. Администратор говорит: есть у нас один закуток, будете под роялем спать? Я-то по молодости лет думал, что мне как минимум люкс предоставят. А тут рояль… Но в областной филармонии встретили хорошо и сразу же включили в коллектив. Мои первые гастроли с группой Виталия Фроликова «Говорящие гитары» длились восемь месяцев, мы исколесили всю страну от Сахалина до Кишинёва. Но куда бы потом меня не заносила судьба, я неизменно возвращался в Псков.

- Как вы оцениваете сегодняшний уровень культуры? Вам ведь есть с чем сравнивать.

- Я сегодня часто вспоминаю советский Днепропетровск. Город был богатый, хлебосольный. Оборонных предприятий не счесть, у каждого завода свой ДК. Да какие! Дворцы! Днепропетровским артистам обувь шили в Австрии на заказ. При этом публика ходила с удовольствием не только на стадионы. Помню выступление Рихтера, когда в зал было не попасть. Маэстро, видя такое дело, предложил всем, кто собрался в фойе, взять стулья и рассесться на сцене. Так и прошёл концерт. Да что говорить! Каждый год в Днепропетровске гастролировали ведущие театры страны. А если вдруг МХАТ или Малый театр не приезжал, то это был повод для первого секретаря позвонить в дирекцию и задать вежливый, но прямой вопрос: разве у нас люди хуже, чем в Москве? Реакция была почти мгновенной. Да и Псков в этом отношении был тоже достаточно продвинутым городом. При заработной плате до 120 рублей любой мог себе позволить два-три раза в месяц сходить на концерт. Цена билета не превышала двух рублей. К слову, залов тогда было не в пример меньше: театр и Дом офицеров, но гастрольная афиша была богатейшая. С нынешней, увы, не сравнить… Да и то, что сейчас привозят, это в лучшем случае «минусовки». А вот так, чтобы с симфоническим оркестром, чтобы зритель мог полностью прочувствовать и красоту исполнения, и мастерство, и качество аранжировки - этого сейчас нет.

Кому нужен голос

- Александр Иванович, но, как говорят, «пипл хавает…»

- Сейчас это, кажется, единственный критерий оценки творчества исполнителя, но должны быть какой-то вкус, мера… Меня просто оскорбило то, что на праздничные дни города приглашали «Ласковый май». Уму непостижимо! Как можно было докатиться до такого... Аргумент в этом случае один: денег нет. Но это, я считаю, не отговорка. Хотя, чтобы сделать себе имя на эстраде, конечно, нужны средства. В достаточном количестве они есть только в Москве. Ну а голос, как показывает практика, не всегда и нужен: смазливая мордашка, ножки, умелая рекламная компания, хороший аранжировщик - вот всё, что требуется для хорошего «чёса». Хотя сейчас в артисты-то не очень стремятся. Люди стали прагматичные и в массовом порядке двинулись в менеджеры, юристы, бухгалтеры. Я вспоминаю год, когда поступал в училище: на одно место претендовало 104 (!) человека, и я был самый молодой, стручок по сравнению с теми, кто шёл вместе со мной. Считалось, что на оперное отделение должен уже идти человек, у которого прошла вторая мутация голоса, но я очень хотел петь, поэтому и рискнул.

- Александр Иванович, для Пскова вы звезда. Не тяготит вас этот статус?

- Что значит «тяготит»? Конечно, у каждой медали есть оборотная сторона. Стоишь после концерта, улыбаешься зрителям, которые пришли поблагодарить, а у самого вся спина мокрая и единственная мысль: скорей бы снять сценический костюм, смыть грим - и домой, где я могу побыть в одиночестве. Но это издержки моей профессии. В ней всегда нужно чем-то жертвовать, делать выбор. Либо ты принадлежишь сцене, либо семье. Я выбрал первое, но при этом прекрасно понимаю, что за всё потом придётся платить. В этой жизни ничего не даётся даром.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах