222

Псковская Атлантида! Николай Розов о земле, которую мы потеряли

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. "АиФ - Псков" 19/10/2011

По жанру она представляла собой аннотацию, которая рассказывала о старинных дворянских усадьбах региона. Но по сути - самый настоящий детектив, где поэтапно можно было проследить, как на протяжении десятилетий уничтожалось культурное наследие великого народа.

Эта книга не прошла незамеченной, потому что вслед за первым изданием вышло ещё одно, а в этом году появится уже двухтомник, в котором собраны материалы о 273 уникальных архитектурных и исторических памятниках. Первая книга сборника увидела свет в конце июня, а вторая - ожидается в середине декабря. Интерес к исследовательской работе Николая Григорьевича настолько велик, что, скорей всего, издание сразу же станет библиографической редкостью.

По следам русской цивилизации

- Николай Григорьевич, что подвигло вас заняться этой необычной работой?

- По профессии я топограф и географ – в своё время учился в Ленинградском техникуме. Потом по распределению поехал работать в Сибирь, где и окончил географический факультет Иркутского государственного университета, а когда вернулся  в Псков (сам-то я дновский – из деревни Павлиха), то, разъезжая по делам службы, каждый раз обращал внимание на уникальные природные объекты области. Так постепенно и началась складываться моя коллекция, хотя сначала я даже не думал о том, чтобы её обнародовать. И тем более – публиковать. Удачным в этом отношении для меня стало знакомство с профессором Александром  Илларионовичем Лобачёвым (ныне уже покойным), создателем и редактором «Псковской энциклопедии», который и натолкнул меня на мысль о собственной книге.

- Вы описывали и фиксировали природные памятники, а как вышло так, что заинтересовались старинными дворянскими усадьбами?

- Ну… одно следует из другого. В семи километрах от Изборска, в деревне Колосовка я обнаружил два совершенно уникальных экземпляра: 200-летнюю липу и гигантских размеров дуб. Его возраст тоже почти 4 века, высота более 25 метров, а в обхвате он составляет 6 метров. Сразу стало понятно, что эти деревья являлись частью старинного парка. Кто был его владельцем, чем он был знаменит в истории Псковской области? – эти вопросы требовали своего ответа.

- Удалось ли их найти?

- Конечно!  В свое время Колосовка принадлежала старинному роду Дерюгиных. Это было довольно успешное хозяйство, а вокруг имения – двухэтажного, деревянного здания, которое располагалось на вершине холма, был огромный живописный парк, деревья которого были посажены особым способом – «кенкос», благодаря чему открывались планы, как по перпендикулярным, так и по диагональным направлениям. Из любой точки!  Но его хозяева заботились не только о красоте и гармонии. Это было вполне успешная экономическая модель. Антоновские яблоки из их сада экспортировались даже в Швецию. Увы, но после переворота 1917 года семье пришлось бежать из страны, а хозяйство пришло в запустение.

Какие были имена!

- Наверное, таких примеров по области можно привести немало?

- Вы правы. К таковым относится и имение Буриги (в 12 км от Полоное, Порховского района) которым некогда владела княжна Мария Михайловна Дондукова-Корсакова – первая русская женщина-благотворительница. Благодаря ей начали создаваться библиотеки в тюрьмах, полевые госпитали, которые сыграли заметную роль в Крымской кампании. У себя же в деревне она организовала общину имени святой Марии Магдалины, где работала простой сестрой милосердия. Её имя было даже увековечено в «Севастопольских рассказах» Льва Толстого. Пример ее подвижнической деятельности даже для нашего времени уникален.

- А судьба Псковской области после 1917 года сложилась весьма печально…

- Для себя я называю наш регион потерянной Атлантидой – ведь он дал столько примеров самоотверженной (не показной!) любви к Родине. Признаюсь, мне порой становится страшно, когда начинаешь осмысливать  масштаб трагедии, которой для страны стал октябрь 1917 года. Из нашей исторической памяти были вычеркнуты такие имена, которые заставили бы любую страну Европы раздуваться от гордости. Например, имя Карла Андреевича Шильдера (его имение находилось в деревне Симоново, Невельского района). В 1834 году он построил и испытал на Неве первую русскую цельнометаллическую подводную лодку. Что стоит, например, подвиг легендарного «увечного генерала» Сергея Васильевича Непейцина (деревня Ступино, Великолукский район). Во время штурма Очакова он потерял ногу. Великий русский механик Кулибин сконструировал ему деревянный протез, и он снова вернулся в строй.

О подвигах и славе

- Ваша работа над поиском новых (старых) имён продолжается?

- Сейчас, в преддверии юбилея войны 1812 года я поставил перед собой задачу составить каталог имён псковских дворян, отличившихся в войне против Наполеона. Среди них, в частности, и Барклай Де Толли, который тоже владел имениями в Островском уезде. Именно он лично командовал конницей во время Бородинского сражения и сам несколько раз водил свою лаву в атаку. А для этого нужно иметь огромное личное мужество, за что он был награждён золотым оружием. Золотая шпага была вручена всего 200-м офицерам, из которых 20 – были нашими земляками.

- Остается лишь сожалеть, что память о них так и не увековечена…

- Вы правы. Сейчас много говорят о поиске национальной идеи, но лично я убеждён: при этом нельзя не опираться на исторический опыт. И тут нам, псковичам, есть на кого равняться и кому подражать.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах