aif.ru counter
37

Лариса Долина: « Девочки, не надо ночевать у меня под забором!»

- Говорят, что вы являетесь любимой певицей Владимира Владимировича Путина. Расскажите, пожалуйста, о ваших с ним отношениях?

- Я не знаю, может быть, это и так. Что к моему творчеству относится с уважением и трепетом, точно знаю, он мне сам лично говорил. Об отношениях говорить не буду. Мы встречаемся, может быть, раз в год в Кремле на праздниках или же раньше встречались на советах по культуре и искусству. Общаемся. Он человек неординарный, очень умен, очень образован, очень остроумен - все, что я могу сказать. Я рада, что у меня с ним состоялась встреча и есть возможность хоть изредка общаться. Это мне доставляет огромное удовольствие.

- По вашим наблюдениям: Путин женщинам  нравится?

- Он очень интересен как мужчина, у него очень яркая харизма, он обладает магнетизмом. Для женщины это самое важное качества. Магнетизм и стержень. Вот это все в нем есть.

- Лариса Александровна, последние годы можно наблюдать вас в качестве джазовой певицы в разных проектах и с разными знаменитыми музыкантами. Вы вернулись в джаз, потому что пытаетесь наверстать упущенное?

- Я ничего не упускала. Все пыталась и пытаюсь делать параллельно. Делается несколько программ. Выступаю с Бутманом, гастролирую с моим коллективом «Бенефис на бис», провожу концерты с Денисом Мацуевым,  с Вебером и Башметом. У меня получается совмещать это все. Все идет как надо, силы есть, желание есть, бог помогает, слава ему.

- Надеемся, что вы не уйдете полностью в джаз. Планируете ли порадовать зрителей новыми эстрадными песнями?

- Леня Агутин написал для меня новую песню. Мне очень везет на музыкальные открытия. В прошлом году Леня подарил мне песню «Любовь и одиночество», сейчас написал песню об отношениях матери с дочерью, тема актуальная, очень сердечная песня. Думаю, в конце апреля уже доведем ее до ума, к лету ближе будет премьера.

- Давно ничего не слышно про вашу дочь. Чем сейчас занимается Лина?

- Она закончила юридический факультет МЭСИ, но не хочет сидеть в офисе и перебирать бумаги. Закончила она институт, чтобы доказать мне, что сама может поступить. Молодец, я ее за это очень уважаю. Она вообще не пользуется моей фамилией, никогда не говорит, кто она. Я это приветствую. Хочу, чтобы она чего-то в жизни сама достигла, чтобы была сильной. Пусть она попробует сама пойти своим путем. Сейчас она заканчивает школу стилистов. Будем делать первые опыты на мне.

- Вы записали пластинку с песнями великого Джорджа Дюка.  Какое впечатление он произвел  на вас?

- Я много разговариваю и общаюсь с композиторами, всех очень люблю, у нас всегда все на улыбке, но Дюк - отдельный человек. У него такая энергетика… Я больше всего в профессии не люблю сниматься, фотографироваться и записывать песни. В студии не можешь взять то, что отдаешь. Мне очень нужен зритель, я должна знать, для кого  пою. Чтобы видеть глаза, получать ту же энергетику, которую отдаю. Петь в пустой студии в четырех стенах очень тяжело. Знать, что как ты ее спел сейчас – все, на века. Проходит время, слушаешь пластинку, думаешь – сейчас я бы все это спела как надо. Но практика мировая этого не учитывает. Сначала записывается альбом, потом артисты едут на гастроли в поддержку этого альбома, и только через год у меня появляется настоящее понимание, как надо было спеть эту песню, но уже поздно – пластинка вышла. Когда ты сидишь в студии, ты заперт. У тебя нет ничего. Ты должен отдать и ничего не взять. Это очень и очень тяжело.

Я не люблю сниматься, камеры меня раздражают, этот статизм, и это уже не творчество, это работа. И фотографироваться. У меня больные глаза, и эти вспышки сделали их больными. Не обижайтесь на меня, когда я не разрешаю снимать во время концерта, на сцене и так много света.

Когда я работала с Дюком, он так красиво со мной вел себя, тактично и по-доброму, что это, пожалуй, первая пластинка, где мне в принципе не надо ничего переписывать. Я горжусь этой пластинкой. Это заслуга наполовину его, он создал такую атмосферу, чтобы мне пелось легко, чтобы я могла представить себя на концерте. Когда закончились записи, я первый раз в жизни поймала себя на мысли, что мне не хватает этого.

- Как американские корифеи джаза относятся к тому, что русская певица поет их репертуар?

-  Недавно встречала Эл Джеро, он прилетел на концерт в Барвихе. Часа полтора-два мы сидели просто в холле, очень хотелось пообщаться. Он говорит: ты сделала Джорджа крутым. А он всем хвастался, что первый раз записал пластинку с русской. Это предмет гордости. Я 30 с лишним лет назад работала у Крола, пела песни из репертуара Эл Джеро и песни Джорджа Дюка, но тогда даже в самых смелых мечтах не было такого, что я буду с ними дружить. Вчера встретились с Эл Джеро как старые друзья.

- Остались у вас друзья с детства, те с которыми вы до сих пор дружите?

- Да, осталось несколько подружек, мы выросли на одной улице, правда, в разные школы ходили. Это не мешало нам быть вместе, лет с 9. Остальные подруги появились позже, но я однолюб. Круг общения практически не меняю.

Многие показывают свое отношение к тебе, когда перестают радоваться вместе с тобой твоим успехам, а когда тебе плохо, звонят и с такой ханжеской лестью говорят: мы тебя так любим, так сочувствуем. Друзья познаются в радости, а не в беде. Таких людей у меня круг маленький, ограниченный. Я в своей жизни видела и предательство, поэтому избирательно отношусь к этому.

- Какие у вас отношения с поклонниками?

- Я с большим уважением отношусь к своим поклонникам, после каждого концерта они приходят ко мне с просьбой сфотографироваться, я ни разу им не отказала. У меня сумасшедших нет, идиотов, которые рвут одежду на тебе, пишут безумные письма, звонят по ночам. У меня приличные поклонники, воспитанные, образованные. Да, они ездят по всей России за мной, но ведут себя достаточно пристойно и по-доброму. Как я могу относиться к ним иначе как с уважением. Мне очень больно видеть, как они иногда ночуют под моими воротами. Есть такие девочки-поклонницы, которые живут за городом, они могут опоздать на электричку и ночуют прямо во дворе. Мне просто жалко их очень. Пользуясь случаем, обращаюсь: не надо, девочки, я оттуда никуда не съеду, мне просто вас очень жалко. Отморозите себе все тело, потом, когда придется вам рожать детей, будете на меня все валить. Не надо ночевать у меня под забором, езжайте домой.

- На яхте, которую вам подарил муж, часто в плавание выходите?

- Весной, когда начинается судоходство. У нас загородом стоит в клубе «Адмирал» всю зиму наша яхта. Сейчас лед сойдет, можно будет уже вполне начать судоходство. Это вообще наше любимое место. Мы садимся в яхту, набираем еды, уходим в тихое место. Если не получается порыбачить, просто там смотрим кино, читаем, загораем, бросаем где-нибудь якорь и спим там ночью. Воздух, тишина, вода плещется, укачивает тебя, как в колыбельке. Лучшего отдыха не существует.

- Как Вы поддерживаете в тонусе такой сильный голос?

- У меня нет вредных привычек. Я не курю, очень мало употребляю алкоголь,  боюсь сквозняков. Слежу за здоровьем, занимаюсь спортом,  пилатес, это очень серьезная гимнастика, она влияет и на связки. И я очень правильно пою.

- Много ли у вас завистников?

- Думаю, что хватает, но пусть живут долго и счастливо. Это стимул для меня.

- Еще одна тема, которую мы не можем обойти вниманием - «Евровидение». Как вы относитесь к выбору исполнителя для участия в этом конкурсе?

- Выбор немного для меня неожиданный. Но думаю, что рамки конкурса все-таки допускают как раз именно этот выбор. На этом конкурсе, как правило, не нужны поющие люди, исключая прошлый год.  За все последние лет 10 это первый исполнитель, который получил приз, потому что хорошо поет. Я не говорю о самых первых конкурсах, когда побеждала «АББА» или Селин Дион. Все, что было позже – уже выходило за рамки пения, это была пародийность, такие артисты оригинального жанра, немножко поющие.

Я очень уважаю и с любовью отношусь к творчеству Кости Меладзе. У него нет ни одной плохой песни. Буду счастлива, если случится наш какой-нибудь контакт. Но у него все время творческие союзы с другими исполнителями. Раз он ее готовил, значит, что-то от нее ждет на конкурсе. Мне остается пожелать им удаче, прежде всего Косте, потому что это его певица, его детище, пусть он доведет свою работу до конца. Но претендовать в этом году на призовые места даже по политически соображениям не стоит. Невозможно, чтобы два года подряд мы получали первую премию.

- Как вам вокальные данные этого исполнителя?

- Я ничего не могу сказать о вокальных данных, у меня мерки другие. Я  – певица, для меня важно наличие голоса.

- Как вы восстанавливаетесь после стрессовых или конфликтных ситуаций?

- Обычно я  меняю вид деятельности, переключаюсь и делаю то, что не доставляет мне неприятных моментов, или моментов, связанных с расстройствами. Ухожу просто. Читаю, уезжаю за город, смотрю новое кино. Чтобы не анализировать то, что произошло, чтобы не крутились эти мысли, – для этого надо уйти в сторону. Я научилась это делать. Если я понимаю, что мое участие здесь эмоциональное никакой пользы не принесет, а только еще больше будет меня расстраивать, а это плохо, и для цвета лица в том числе, поэтому лучше просто уйти от проблемы. Если не можешь решить проблему – просто не берись за нее. Другого выхода я не вижу.

- Как отразился кризис на вас?

- Особо кризис меня не коснулся, по этому поводу не собираюсь драматизировать. Конечно, стало меньше концертов, но концертов корпоративных. Я очень хорошо понимаю этих людей. Даже если у них есть возможность устраивать себе праздники, чисто по этическим соображениям нельзя этого делать в данный момент. Я солидарна с ними. Что касается гастролей и другой работы – как было, так и есть. Все хорошо.

Думаю, что в этом смысле кризис как раз та стадия в жизни у людей, которая может все поставить на свои места. Сейчас произойдет естественный отбор, процентов 40 шелухи на эстраде отпадет. Станет ясно, кто нужен, кого любят. Это хороший повод задуматься.

Я не только никого не увольняла, а в коллектив даже больше набрала народу. Творчество не может зависеть от кризиса. Это как раз тот момент, когда нужно усилить свое влияние на людей, дать им возможность отвлечься от гадких мыслей, от безвыходного положения и неопределенности. Поэтому мы должны на себя взять этот большой груз, чтобы людям стало хотя бы немного легче. Все что я могу, то делаю. Работаю в полную силу, вижу, когда люди уходят, они счастливы. Для меня это много значит.

- Лариса Александровна, скажите, а как вы выбираете людей, с которыми потом работаете? И есть ли шанс попасть к вам на работу?

- У меня на замещение вакантных должностей бэк-вокала стоит очередь, люди хотят петь. Мне это очень приятно, тем более сейчас. Я могу сказать, что коллектив полностью укомплектован, очень хорошая команда, к моему большому огорчению, я не смогу никого взять на работу. Подбираю людей по такому принципу. Прежде всего, профессиональная годность, чутье, человек должен владеть всеми стилями абсолютно игры или вокала. Должен уметь мобильно петь. На втором месте человеческий фактор. Я очень жесткий руководитель, есть правила, которые нужно выполнять. Всегда это говорю перед тем, как человек приступил к работе. Не опаздывать. У нас сухой закон. Не устраивать дебошей. Чтобы все было хорошо, спокойно, красиво. Чтобы люди не давали возможности говорить обо мне. И когда, предположим, мы отыграли концерт в городе, потом еще на каком-то переезде кто-то сказал: какой замечательный коллектив у Долиной.

У нас мерка такая – нет ничего другого, за что можно было бы уволить. У нас главная беда – это пьянство, причем во всех профессиях. У музыкантов это бич серьезный. Поэтому у меня очень тщательный отбор и жесткие требования. Но люди знают и идут ко мне в коллектив, я человек очень добрый, щедрый,  на своих музыкантах не экономлю. По этим причинам у меня люди очень долго работают, по 10-15 лет. Никогда не предам своих,  никогда за счет того, что я не имею, не буду экономить на людях. Я могу сама пострадать, но не дам этого сделать людям, которые у меня работают. Я за них отвечаю, они все как дети мои. Очень люблю и уважаю всех.

- Вы стали жестким руководителем вынуждено или характер такой?

- Это черты характера. Я прежде всего жесткий человек сама к себе. Поставила себе высокую планку, хочу, чтобы все, кто со мной работают, ей соответствовали. Думаю, что это нормально, иначе не было бы дело, таких улетных программ, коллектива, ничего не было бы. Мягкой в нашем деле быть категорически нельзя. Музыканты ранимые, они как дети все, за ними нужен присмотр, надо собирать их мозги и ставить на место.

- Скажите, не планируете ли Вы возобновить выпуск ваших духов?

- Нет, не планирую. Мы это был имиджевый шаг. Я не думаю, что нужно возвращаться к этому. На свете так много вкусных запахов, если не будет моего, ничего страшного не будет.

- Всем известно, что Долина может петь абсолютно все. Но все же, есть ли у вас в мечтах какой-нибудь произведение, которое очень хотелось бы спеть?

- Может все, да не все. Сейчас я беру уроки у Елены Васильевны Образцовой. Уже полгода занимаемся, и есть результат. Я просто экспериментирую. Может быть, Виолетту спою мою любимую или Норму. Очень хочется спеть Каста Диву. 26 декабря в Петербурге у нас будет премьера, у нее в этом году юбилей, ей исполняется 70 лет. Будет наш совместный концерт – русские и цыганские романсы с симфоническим оркестром. Это будет другая Долина. Я буду петь без микрофона, это другое звукоизвлечение, все по-другому. Звуки извлекаешь по-другому, дышишь по-другому, просто переворачиваешь себя с ног на голову. Она мне очень много дает в этом смысле, надеюсь, что к декабрю это пение без микрофона освою и порадую зрителей.

- Вот это неожиданность, Лариса Долина берет уроки по вокалу…

- Я очень люблю учиться, интересно себя познавать и открывать в себе новые возможности. Она из меня вытащила все это. Она мне расширила диапазон,  специально ставит меня далеко от клавиш, когда мы распеваемся. А когда я спела ноту, она говорит: подойди посмотри, что спела. Я говорю: не может быть такого. Звуки извлекаешь по-другому. Вот чего я сейчас добиваюсь.

- Скажите пожалуйста, с Валерием Леонтьевым и Лорой Квинт Вы создали рок-оперу «Джордано». К сожалению, сейчас можно найти лишь некоторые фото и небольшие видео сюжеты. Могут ли Ваши поклонники насладиться этим действием целиком когда-нибудь?

- Боюсь, что нет. Это, конечно, и для меня, и для Валеры, большое упущение. Как это было возможно, что никто не снимал. Это совершенно невероятно. У меня нет ни одного фрагмента. Но сегодня изменить ничего нельзя. Это уже не актуально – сегодня играть этот мюзикл. Могу сказать только, что сейчас началась работа над мюзиклом «Мата Хари», для меня специально Максим Дунаевский пишет музыку, Коля Денисов пишет либретто, сейчас дорабатываем сценарий, это будет грандиозное событие, я обещаю. Боюсь говорить о сроках. Очень хочется доделать до конца, и чтобы это был настоящий очень профессиональный и качественный продукт.

- 21 и 22 апреля в Доме музыки состоится концертная презентация альбома «Голливудское настроение». Расскажите, что вы приготовили для зрителей?

-  Это событие оригинально тем, что программа будет исполняться на английском языке русской певицей, со специальным гостем из Лос-Анджелеса, автором идеи, пластинки, автором музыки, стихов, саунд-продюсером этого альбома, семикратным обладателем премии «Гремми» Джорджем Дюком. Концерт пройдет в живом исполнении, будут играть  мои музыканты, лучшие на сегодняшний день в России, виртуозы, владеющие и рок-импровизацией, и джазовой импровизацией. Из приглашенных будут замечательные музыканты духовая группа из оркестра Игоря Бутмана и будет вокальная группа «Cool and Jazzy», мы сотрудничаем уже лет 5. Помимо самого репертуара из этого альбома, будет бонус, 5 произведений. Я бы хотела, чтобы они стали сюрпризом. Люблю их делать.

ПРОЧИТАТЬ ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ОНЛАЙН-КОНФЕРЕНЦИИ ЛАРИСЫ ДОЛИНОЙ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах