Примерное время чтения: 10 минут
215

Он из джаза. Игорь Скляр о «ритме болота», ремейках и «плевках в вечность»

Андрей Степанов / АиФ-Псков

Игорь Скляр - известный актер театра и кино, всесоюзную известность которому принесла роль в фильме «Мы из джаза». А последние пять лет - еще и настоящий джазмен, лидер коллектива Jazz Classic Community. В интервью «АиФ-Псков» он рассказал, в чем не согласен с Петром Мамоновым и Борисом Гребенщиковым, что общего у России с бас-барабаном и за что не любит ремейки.  

«Россия очень ритмичная»

- Петр Мамонов на одном из псковских концертов посетовал, что зачастую люди приходят встретиться с его персонажем из фильма «Остров», а видят совершенно другое: эпатажного актера, поэта, рок-музыканта. У вас нет такого, что люди идут на концерты Jazz Classic Community посмотреть на главного героя фильма «Мы из джаза», а сталкиваются с кем-то другим?

- Больше вам скажу! Некоторые приходят услышать «на недельку до второго я уеду в Комарово», а слушают совсем другую музыку: и по содержанию, и по языку, и по сложности. Но я не думаю, что это проблема. Во-первых, «джазмен» - это про меня довольно громко сказано. Я бы к себе пока такое слово не применял.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

Я человек, который попал в джаз по стечению обстоятельств. Когда меня раньше звали на разные джазовые сборища и тусовки, я себя чувствовал немного неловко, потому что понимал, что нахожусь среди профессионалов, которые в отличие от меня глубоко и точно знают этот предмет. А я стал заниматься этим только к 60-ти годам. И как и многое в моей жизни, это получилось совершенно случайно.

Просто я решил исполнить одну песню на джазовой гитаре, мне дали телефон преподавателя игры на этом инструменте, я стал брать уроки. А потом возникла мысль: а не сделать ли нам джазовую программу? Я сказал: здорово, давайте попробуем! И вот мы пробуем уже пятый год. Насколько это получается? Не знаю, пусть рассудит публика. Пусть скажут: «Старик, зря ты этим занимаешься!» Или нет… Интересно!

- Помните, у Гребенщикова есть строчка: «Я посол рок-н-ролла в неритмичной стране». Как вы считаете, насколько джаз близок жителям «неритмичной» России, русскому слушателю? Насколько в нашей стране это актуальный, востребованный, органичный вид искусства?

- Я не буду спорить с Гребенщиковым, но где он видел «неритмичную страну»?! Наверное, в той стороне Петербурга, где он жил, особая атмосфера... Джаз появился у нас ровно 100 лет и две недели назад. И уже первые выступления в Москве произвели настоящий фурор: люди топали ногами, кричали, а Мейерхольд брызгал слюной и требовал: «Еще, еще еще!!!»

ДОСЬЕ:
Игорь Борисович Скляр родился в 18 декабря 1957 года. Окончил Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии. Всесоюзную славу ему принесла роль в фильме «Мы из джаза», который вышел на экраны в 1983 году. Эту известность закрепило исполнение песни «Комарово» в кинофильме «Начни сначала» 1985 года. В 2013 году Игорь Скляр получил звание Народного артиста РФ. Последние пять лет он выступает на сцене с ансамблем Jazz Classic Community.

На мой взгляд, Россия очень ритмичная. Есть ритм времени, ритм цивилизации. И мы в него очень даже попадаем. Да, со своими особенностями. Как говорил Достоевский устами одного своего героя, «вы хотите тут все переустроить, все переломать. Но переломать можно в Европе: там царство каменное. А у нас все в грязь уйдет, в болото!»

В болоте, поверьте, тоже есть свои ритмы, очень даже интересные. Поэтому говорить, что Россия неритмичная страна, я бы не рискнул. Россия очень разнообразна. Эти наши ложкари, наши люди с Кавказа: там такие ритмы, мама не горюй! Не всякий джазмен это сможет воспроизвести.

Вообще, как-то исключать Россию из картины мирового ритма - это неправильно. Скажем, в барабанной установке есть тарелки, есть хай-хэт, есть разные бочки, а есть бас-барабан. Попробуйте, уберите его: многим будет сложно слышать музыку. Так и с Россией. Может быть, Россия тот самый бас-барабан, у которого есть свой ритм, и он вписывается в мировой.

«Мы играли во дворах «битлов»

- Когда-то про джаз говорили, что это «музыка толстых», то есть богатых; музыка хулиганов, поскольку «от саксофона до ножа» - один шаг; диссидентов, так как «сегодня слушаешь ты джаз, а завтра - родину продашь». А сейчас - чья это музыка? Кого вы видите в залах: молодежь, людей в возрасте, каких-то «высоколобых интеллектуалов»?

- Начну с самого себя. Когда джаз впервые всерьез меня затронул, мне было 27. Потом где-то ближе к 40 он меня очень интересовал. А теперь я рискнул им заняться. Вот это и есть ипостаси джаза. Может быть это пошло и банально, но это как любовь, которой все возрасты покорны. Я знаю очень хороших музыкантов, которым по 20 с небольшим лет. И тех, кому больше, чем мне: за 70, а на них равняться надо, шагать и шагать.

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

Джаз - это прежде всего творчество. А творчество, начиная от «Зайку бросила хозяйка» Агнии Барто и кончая «Клеветникам России» или «Любви все возрасты покорны», это тот самый вымысел, над которым, как сказал Пушкин, «слезами обольюсь». Вот в джазе не меньше вымысла, чем в любом другом художестве, творчестве, искусстве.

- Считается, что классическая музыка полезна всем: растения лучше растут, коровы больше молока приносят, детям ее обязательно надо включать, развивая их вкус. А надо детям специально прививать любовь к джазу? Или человек сам с возрастом должен понять, что джаз ему интересен?

- Когда меня спрашивают, как надо воспитывать детей, я говорю, что не знаю. Я не знаю и как меня воспитывали. Меня папа не сажал и не спрашивал: «Как собираешься жить дальше?!» Нет, я просто смотрел на него, как он работает, как его за это уважают, как он хорошо делает свое дело.

А какую музыку нужно слушать детям?.. Мы играли во дворах «битлов» и мечтали услышать их сквозь «глушилки», записывали слова. Конечно, это было веяние времени, мода. Но она была страшно притягательна потому, что там слышалось что-то другое, что-то отличное.

Знаете, раньше все мои друзья знали, что у меня на дне рождения будут четыре блюда: пельмени, селедка, огурцы и водка. Ну, и хлеб. А один мой знакомый, он говорил: «Нет, старик, я к тебе не приду - чего-то у тебя все время одно и то же. Может, в ресторанчик куда-нибудь сходим? Там все таки разнообразие есть...» Тут ведь каждому, что хочется, то и можется.

Что нужно ребенку? Всё нужно! Это музыка довольно сложная, серьезная, содержательная. Иногда веселая, иногда сумасшедшая, энергичная. Разнообразная. И если мне кто-то скажет, что ребенку не нужно разнообразие, то это не так. Ребенку нужны углеводы, жиры, витамины, всякие другие белки. Нужно и солнце над головой, и туман у реки. То же самое и джаз. Я его вообще никак не отделяю от мировой культуры или от течения музыкальной жизни цивилизации.

«Не хочется, чтобы «пипл схавал»

- Лично для вас по энергетическим затратам что тяжелее: джазовый концерт, съемка в кино, спектакль?

- Смотря какой спектакль, смотря какое кино, смотря какой концерт. Конечно, мне проще всего выйти, спеть «На недельку до второго», которую я пою уже 40 лет, «Старый рояль» спеть... Да, наверное, для меня джазовый концерт посложнее многих спектаклей которые я играю. Как раз в силу того, что я все равно в ученическом ощущении, что прекрасно.

При этом я понимаю, что это не последний даст Бог концерт в моей жизни. Театр этим и отличается от того же кино или телевидения, что там плохо сыгранный дубль - это «плевок в вечность». Здесь все можно поправить: не сегодня, так завтра. Завтра будет другой зритель, буду другой я, будет другая атмосфера.

МНЕНИЕ:
Игорь Скляр уверен, что Россия - «ритмичная страна», являющаяся неотъемлемой частью мирового джазового движения.

А джаз… Вот вы вспомнили про «сегодня он играет джаз, а завтра родину продаст»: всякие были времена. Сначала джаз в СССР приняли, потом его стали давить, потом вообще были «Веселые ребята».

Фото: АиФ-Псков/ Андрей Степанов

Когда снимался фильм «Мы из джаза», то очень долго решали, какой же сделать финал. Только что умер Брежнев и политическая обстановка в стране была довольно напряженной. Было четыре варианта финала. И выбрали тот, где герои, уже старенькие, играют концерт, а сзади за ними логотип: «Джаз 83». Полный зал людей, все аплодируют. Ну, такой оптимистический финал с надеждой на хорошее будущее.

А как оно на самом деле? Мне джазовая жизнь очень нравится. Поверьте, ее очень много, я не ожидал даже. И в Петербурге, где я живу уже 50 лет, и в Москве, Кирове, Крыму, Новосибирске, Ярославле. Джаз - он хорош. Другое дело, может быть не все его любят так же, как не все любят хоккей или не все играют в теннис.

- Мы снова вспомнили фильм «Мы из джаза». Не могу не спросить, вам никогда не поступали предложения сделать его ремейк?

- Была такая идея в 90-е годы. Я читал сценарий, там участие моего героя заключалось в том, что он живет где-то в Америке, а его внук, джазовый саксофонист, уезжает в Россию и вдруг там решает остаться. Но этот фильм так и не был снят.

Я вообще против ремейков, зачем? Если есть идея, то появится и тема, и герои появятся, и все остальное. А эксплуатировать что-то, что было хорошо когда-то, просто потому, что это было хорошо?.. «Пипл схавает»?.. Вот не хочется, чтобы «пипл схавал». Зрителя надо уважать, он точно не глупее тебя. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах