aif.ru counter
420

Гении места. Где в Пскове можно отведать фуа-гра. «Ну почти фуа-гра»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Псков 11/08/2015

Пол-Пскова, если не больше, брали книги из её рук. А скоро половине Пскова придётся ездить за тем же к чёрту на кулички, потому что  главная в городе детская библиотека вот-вот переселится из центра города на окраину - поближе к детской же стоматологии. 

Лариса Дмитриевна Пилипенко. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

Журналист «АиФ-Псков» не стала дожидаться, когда у её детей заболят зубы, и решила навестить старейшего псковского детского библиотекаря - заведующую отделом искусств Псковской областной библиотеки для детей и юношества Ларису ПИЛИПЕНКО, пока над Детским парком ещё витают музы.

- Сижу я как-то с утра пораньше на скамеечке возле памятника «Двум капитанам», - рассказывает Лариса Дмитриевна, - Как вдруг подходит ко мне распьяно-пьяный и к тому же сильно потрёпанный жизнью мужичок: «Ба-а! Неужели Вы до сих пор здесь работаете? Узнаёте меня?» – «Нет, что-то не припоминаю…» – «Ну как же? Я к вам ходил энциклопедии читать, когда в 15-й школе учился!» – «Я только вижу, что те энциклопедии не пошли вам впрок». – «Ну не скажите. Это я просто вчера старого друга встретил, а на самом деле я белый и пушистый».

Псковская областная библиотека для детей и юношества. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

…И так бывает.

Ольга Миронович, PSKOV.AIF.RU: - Лариса Дмитриевна, а расскажите, как вы стали библиотекарем?

 - Ну случайно, конечно. В те времена в библиотеку было очень трудно устроиться, мне просто повезло. Хотя я с детства привыкла смотреть на книги и мне их всегда не хватало, потому что у моего папы пропало целых две библиотеки, по которым он очень сокрушался.

Свою первую библиотеку он собрал ещё до войны – когда работал в Ташкенте директором школы. Пока воевал, она, конечно же, исчезла.  Только собрал вторую, как его отправили по распределению на Украину. И опять он остался без своих любимых книг. Поэтому сколько себя помню, я тоже переживала об этих потерях, пока сама не оказалась в книжном царстве.

Лариса Дмитриевна с коллегами в Псковской детской библиотеке прошлого века (стоит третья слева). Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

В 1973 году меня взяли в отдел обработки и комплектования Псковской областной детской библиотеки, потому что я умела заполнять формуляры. Потом я некоторое время поработала на абонементе младших школьников, пока наконец-то не попала в свой любимый отдел. Вообще-то я закончила филологический факультет педагогического института, но у меня там был преподаватель (энциклопедист, знаток нескольких языков - ещё из той плеяды), который говорил, что не бывает литературы без искусства и наоборот.

Это благодаря ему я такая сумасшедшая и до сих пор убеждена, что даже если всего одну каплю искусства добавить в любой контекст, то она всё равно окажет на людей своё благотворное воздействие. Я в этом многократно убеждалась. Я видела, как менялись люди, которые к нам приходили. Они становились…

Посетитель. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

- Красивее?

- Да! Допустим, мама приводит к нам ребёнка за нотами. А я ей говорю: «Возьмите на его абонемент и себе что-нибудь» (родители же не любят записываться в библиотеку сами). Она нехотя так берёт, а потом приходит ещё и ещё и сама не замечает, как становится не менее страстным пропагандистом искусства через книгу, чем я.

Когда в школе появился новый предмет – история мировой художественной культуры – мы сразу же разработали свою методику. Потому что та тётенька из министерства, которая писала программу для школ, почему-то решила, что дети должны начинать с изучения творчества Уильяма Хогарта. Вы знаете, кто это такой?

- Неа.

- Это известный только узкому кругу специалистов английский художник XVIII века, картин которого в России днём с огнём не найти. Ну там есть один портрет его кисти в императорском дворце – и всё.

Я против Хогарта ничего не имею, но всё, что было до него, куда прикажете девать? Мы, конечно же, решили, что так дело не пойдёт и разработали свою четырёхгодичную программу истории искусств от древних цивилизаций до наших дней. Договорились совместно работать сначала с Псковским техническим лицеем, а потом и с Псковским педагогическим комплексом.

В результате к нам каждый день на занятия ходили по нескольку классов, начиная с пятиклассников, заканчивая выпускниками. И вы знаете, с детьми происходило что-то удивительное.

А вот ещё был случай
Он послушал меня, послушал да вдруг как рявкнет: «А ну тихо все!».

Например, веду это я занятие, вдруг заходят опоздавшие. Один такой амбал по фамилии Алексеев - мне от одного его вида стало не по себе (ну, думаю, сейчас начнётся). А он послушал меня, послушал да вдруг как рявкнет: «А ну тихо все!». 

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

В конце урока я, как обычно, провожу тестирование. Он первый сдаёт свой листок и у него там всё правильно. Спрашиваю тихонько у его учительницы: «Отличник?» – «Да вы что! Отъявленный двоечник и лоботряс». Я ж говорю, искусство всесильно.

Но оно всесильно, только когда вокруг соответствующая обстановка. Мы  пробовали вести свои занятия прямо в школе – никакого КПД.

- Школа не место для эстетического образования?

- Нет, ну просто там звенит звонок с урока, и сразу начинается беготня, галдёж и у детей всё моментально вылетает из головы. У нас не так. У нас после занятий все подходят к стеллажам, начинают ещё что-нибудь листать…

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

Вот мы так год с детьми отзанимались, как вдруг выясняется, что в ППК чуть ли не все выпускники хотят сдавать МХК. Директор в шоке, говорит: «Это я, что же, должен буду вам за экзамены платить? Пускай пишут рефераты!» А я терпеть не могу рефераты (ну какой от реферетов прок?) и говорю ему: «Да мы за бесплатно у вас экзамены примем. Это ж так интересно!»

- А какая у вас в библиотеке средняя зарплата, если не секрет?

Популярная микроэкономика.
«А на самом деле нам, библиотекарям, лучше всего жилось при Гайдаре, который, как теперь считается, развалил отечественную экономику».

- 8-10 тысяч. Теперь будет поменьше, потому что нас слили с областной научной библиотекой, а у них оклады всегда были ниже. Говорят, мы слишком жирно живём.

- А как вы удержались в библиотеке в те времена, когда работникам культуры по нескольку месяцев не платили зарплату?

- Ну мы ж тут все энтузиасты страшные, вы что! Я даже пробовала уходить на пенсию, но вернулась. А некоторые мои коллеги пробовали искать другую работу, поденежней, и тоже вернулись.

Я хочу сказать, что сейчас наши власти на словах так заботятся о Родине, так заботятся… А на самом деле нам, библиотекарям, лучше всего жилось при Гайдаре, который, как теперь считается, развалил отечественную экономику. Так вот, когда он начал нашу экономику разваливать, я первый раз в жизни получила такую большую зарплату, что сразу же пошла в ближайший гастроном и накупила там всего самого вкусненького.

И у меня после этого ещё и на заначку до следующей получки осталось.

Я вам не рассказала, что мы придумали для младшеклассников! У нас была программа «Путешествие по народным промыслам».

- С мастер-классами?

- Не произносите это страшное слово! Я его терпеть не могу. С творческими уроками! Мы вместе с детьми павлопосадские платки расписывали, делали дымковскую и филимоновскую игрушку…

- А глину где брали?

- Я сама лично ездила на Снятную гору, копала и потом с подсолнечным маслом смешивала. Потом, к счастью, на заводе «Псковкирпич» открылся цех, где можно было брать готовую.

- А штампы для росписи платков?

- Ну разумеется, вырезала из картошки.

А вот ещё был случай.
Проходит лет пятнадцать, и вдруг я слышу крик: «Лора! Наш монах пришёл!»

Вы себе не представляете и мы подумать не могли, как это на людей подействует! Допустим, лепили мы с детьми дымковскую игрушку – барынь, лошадок… А один мальчик не захотел, как все, и слепил себе монаха. Вся библиотека тогда сбежалась на этого монаха посмотреть.

Проходит лет пятнадцать, и вдруг я слышу крик: «Лора! Наш монах пришёл!» Оказывается, на абонемент явился милиционер то ли с сыном, то ли с дочкой, да вдруг и говорит: «Я у вас тут когда-то монаха лепил…». То-то было радости.

Путешествия по промыслам. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

А потом ещё одна женщина с дочкой пришла: «Меня зовут Таня Филимонова, может, помните?» Как же не помнить! Про эту Таню нам её школьный учитель сразу сказала, что ей книжки в руки лучше вообще не давать, потому что она читать не любит, только порвёт. К тому же она непослушная.

А я вижу, что девочке интересно не только лепить, и поэтому говорю: «Таня, только вот эти книги не трогай, пожалуйста, они с выставки, и со стеллажей ни в коем случае ничего не снимай». Ясное дело, она стала брать всё подряд, а много лет спустя и дочку привела, чтоб тоже набиралась.

Одна девочка мне рассказывает: «А мы с мамой ездили в Москву и видели там в магазине филимоновскую игрушку!». Понимаете, у нас заодно получалась эстетизация и родителей тоже!

Хорошо подумал.
«Ну ладно, я человек пропащий и ничего в вашем искусстве не смыслю. Но я так решил: когда у меня у самого будет семья, я ни за что не допущу, чтоб мои дети выросли такими же бездарями!»

Ещё случай. Ходил ко мне на занятия Псковский технический лицей. Там были такие ребята, которые всем своим видом показывали, что им это искусство ехало-болело. Как вдруг в конце года один из них и говорит: «Ну ладно, я человек пропащий и ничего в вашем искусстве не смыслю. Но я так решил: когда у меня у самого будет семья, я ни за что не допущу, чтоб мои дети выросли такими же бездарями!»

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

Это потому что мы никогда не проводим никаких «мероприятий» по случаю, у нас вся работа строится на последовательности чего-нибудь.

- А как же Год литературы? Неужели вы ничего специального в этом году не провели? Хоть книжек накупили?

В мемориз.
«Год литературы в библиотеке – это абсурд!»

- Да ну что вы, какие книжки. Один раз получили 3 тысячи рублей на книжки – и всё. Год литературы в библиотеке – это абсурд! Что нам этот год! У нас другие заботы. На дворе новое тысячелетие и надо сделать так, чтобы оно тоже стало эпохой литературы! А как? Мир же меняется. Вот мы думали-думали и наконец придумали.

Мы заметили, что в последние годы, даже несмотря на весь этот сумасшедший информационный поток, люди начали очень много мастерить: кто вышивает, кто фигуры из бумаги клеит, кто куклы шьёт.

Ну и хорошо, что людям хочется творить. Ведь ещё Гёте говорил: если всю нацию поголовно обучить рисованию, то это будет самая умная и самая сильная нация. Тем более, что это самое доступное искусство.

Урок творчества. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

И вот мы три года назад в рамках программы борьбы против наркотиков создали проект под названием «Таланты и поклонники». Для непрофессионалов, которые уже чего-то достигли в своём искусстве, но стесняются выставлять на публике.

Дословно.
«Меня зло берёт, когда кто-нибудь говорит, что мы должны перенести всю свою работу в Интернет!»

У этого проекта есть в интернете своя страница, но не потому, что наша библиотека решила уйти в виртуальное пространство. Меня зло берёт, когда кто-нибудь говорит, что мы должны перенести всю свою работу туда. Наоборот! Наша задача – вытянуть оттуда людей в реальное пространство. Что мы и делаем.

Таланты и поклонники. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

Мы находим в интернете и в реально жизни людей, которые занимаются каким-нибудь интересным творчеством и предлагаем им устроить в нашей библиотеке презентацию своих произведений. А чтобы получилось событие, привести с собой группу поддержки. Вы себе не представляете, какие у нас случаются открытия!

Например, одна наша сотрудница зашла как-то в продовольственный магазинчик в Лепешах и увидела там на стенах необыкновенной красоты масляную живопись в стиле наивного искусства. «Это кто у вас такие картины пишет?» - «Наша продавщица Эльза».

Оказалось, что Эльза приехала из Порховского района, что у неё муж военный и что она никогда в жизни не училась живописи и сама не знает почему вдруг купила краски и начала рисовать. Так вот мы этой Эльзе такую выставку устроили, что у неё все картины мигом были раскуплены.

А сама она теперь учится у профессиональной художницы Татьяны Фроловой и книжки умные у нас берёт, чтобы образовываться.

Дословно.
«Видим: вот они, псковские моцарты-то, где!»

А то как-то пришли к нам за нотами две малышки из Детской школы искусств, как вдруг одна и говорит: «А я музыку пишу…» Зовут её Лида Артамонова. Мы её тут же усадили за пианино: «Сыграй!» И она нам сыграла 11 прекрасных пьес собственного сочинения. Видим: вот они, псковские моцарты-то, где!

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

На презентацию её творчества пришли её родственники, одноклассники, даже школьная учительница, которая не знала, какой у Лиды талант. У нас был такой аншлаг, что работники библиотеки слушали музыку под дверью.

Лидина бабушка сказала, что это у девочки, наверное, от прапрадеда, который пел в хоре. Родители поняли, что всё серьёзно. Даже педагоги из школы искусств забеспокоились, хватит ли у них профессионализма, чтобы выучить такого талантливого ребёнка.

А вот ещё был случай.
И их командир вдруг сознался, что увлекается вышивкой. Но как мы его ни уговаривали, так и не согласился на презентацию. Он даже друзьям свои работы показывать стесняется.

У нас и поэт 17-летний однажды выступал... А то как-то пришёл один дедушка и рассказал, что он иконорезчик, но даже друзьям боится свои произведения показывать. И притащил штук двадцать великолепных резных икон.

Его Роберт зовут. К нему на презентацию пришли архитекторы, которые знали его только как отличного печника: «Ну что же ты, Роберт, разве можно такую красоту скрывать?»

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

А ещё пришли его бывшие сослуживцы из разведчиков, тоже пенсионеры. И их командир вдруг сознался, что увлекается вышивкой. Но как мы его ни уговаривали, так и не согласился на презентацию. Он даже друзьям свои работы показывать стесняется.

В общем, все Роберту сказали, что его иконы надо обязательно освятить. Он к нам: «Поможете?» Мы говорим: «Конечно, но только в воскресенье, когда никого из начальства на работе не будет».

А ещё его друзья решили, что надо непременно показать эти иконы митрополиту Евсевию. И что вы думаете? Евсевий на них даже не взглянул. На Руси, сказал он, «иконы никогда не резали».

Что за ерунда! У нас на Руси всё и начиналось с резных икон, пока чиновники от церкви их не запретили.

Короче, Роберт теперь тоже взялся за книжки – повышает квалификацию. А как боялся, как потел, когда открывал свою первую в жизни выставку!

Ну а мы теперь замышляем новый творческий проект – посвящены Китаю. Назовём его «Шинуазри» (это слово означает «подражание китайскому искусству»). Будем с детьми иероглифы рисовать. А то про Китай-то все забыли.

Тем более, что год Греции у нас уже заканчивается, год Великобритании был, Франции был… Мы даже на презентации всех фуа-гра угощали… Ну почти «фуа-гра»… Мы же одним только нашим отделом 200 мероприятий в год проводим.

Пища духовная и не только. Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

- Ничего себе «библиотека». Да у вас тут настоящий клуб по интересам, центр общения…

- Нет, у нас тут библиотека! Я терпеть не могу, когда из библиотек делают клубы, или называют их «центрами общения», или уснащают их компьютерами, чтобы новому поколению было не скучно… В библиотеке главное – это книга!

Важно, чтобы человеку было куда прийти и полистать книжки, пощупать их своими руками, чтобы выбрать себе чтение по душе. Это лучше всего чувствуют маленькие дети, которые всегда выбирают у нас самое лучшее. В интернете так не выберешь.

- А что-то у вас тут немноголюдно как-то. Где эти очереди страждущих пощупать руками хорошую книгу?

Дословно.
«Зайдите в выходные на абонемент для младших школьников и вы увидите, что наши сотрудники там чуть ли не изнасилованы родителями».

- Конечно, у нас сейчас не столько читателей, как 40 лет назад, но тоже немало. Всего в областной детско-юношеской библиотеке на абонемент записано 20 тысяч человек. Очередей к столикам, действительно, нет, но, может, это и к лучшему.

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

Зайдите в выходные на абонемент для младших школьников и вы увидите, что наши сотрудники там чуть ли не изнасилованы родителями. Родители же хотят общаться. А у нас бесплатно. Поэтому как только на улице начинается дождь, все из Детского парка бегут к нам…

- Переживаете, что на время ремонта надо съезжать с этого знакового места, где вы проработали уже больше сорока лет? Из этого дома с привидением дедушки Александра Блока…

Свято место.
«Если рядом с памятником Кирову киоск открыть, - можно озолотиться».

- Ещё как переживаем. Здесь же все пути пересекаются. Помню, в 90-е годы к нам в Псков приезжали экстрасенсы и замеряли с помощью своих приборов, где в городе самое благоприятное место. Оказалось, там, где стоит памятник Кирову. Мол, если рядом киоск открыть – можно озолотиться. Ну а на втором месте, конечно же, наша Губернаторская горка с Детским парком…

- Тоже своего рода кластер. Детского развития?

- Именно! Я больше всего волнуюсь, что в здании на Энтузиастов нам не хватит залов для проведения наших мероприятий. Так ли уж нужен библиотеке этот капитальный ремонт? Ну пусть бы сделали косметический.

Все боятся, что нас выселят, а назад уже не пустят. Что Псковскую областную детскую библиотеку под этот ремонт вообще закроют, как детские библиотеки в других регионах…

- Да не может такого быть! Ведь всем известно, что первая в мире детская библиотека была открыта в России!

Дословно.
«Ну посокращали бы нас, стариков, - вот вам и экономия. А библиотека бы жила».

- Ещё как может. В Псковской области и такие губернаторы были, которые не стеснялись говорить, что библиотеки никому не нужны.

У нас наработан такой опыт, а нас всё сокращают и сокращают, сливают и оптимизируют. Говорят, надо экономить. Ну посокращали бы нас, стариков, - вот вам и экономия. А библиотека бы жила.

- А где же они новых-то потом наберут, скажете тоже… Я что-то не слыхала, чтобы нынешние выпускники стремились поступать в вузы на библиотечное дело…

- Ничего удивительного, почитайте, как советская литература подавала образ библиотекаря. Это всегда такая тихая мышка в стоптанных тапочках.

Фото: АиФ-Псков/ Из архива библиотеки.

А потом практиканты к нам приходят и говорят: «Я поняла, библиотекарь – как айсберг». А одна наша бывшая сотрудница, жена известного псковского миллионера даже сказала, что библиотекарь – всё равно что киллер. Потому что они оба ни перед чем не остановятся, когда надо деньги добывать.

- Богатые какие люди…

- Ага. Богатые. Мы как-то заспорили с известным искусствоведом Юрием Мудровым про итальянское искусство. Когда у него закончились аргументы, он меня и спрашивает: «А сколько ты раз в Италии была? Лично я - одиннадцать!» - «Я тебе скажу, Юра, но ты же не поверишь - ни одного».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах