Примерное время чтения: 9 минут
498

Фома верующий. Медиаменеджер о батюшках-блогерах, стереотипах и сомнении

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Псков 22/11/2023
Елена Коноплёва / АиФ-Псков

В число блогеров с большой аудиторией всё чаще попадают священнослужители, которые говорят о православии простым, понятным обывателям языком. Набирают популярность и православные СМИ, которые расширяют свои форматы. О батюшках-блогерах, православных медиа, искусственном интеллекте, связи религии и науки «АиФ-Псков» поговорил с исполнительным директором журнала «Фома» Алексеем Соколовым.

«Православных СМИ уже достаточно»

- Что журнал «Фома» представляет из себя сегодня?

- «Фома» давно не просто журнал, не только журнал и не столько журнал. Любое относительно успешно собирающее аудиторию медиа в наше время – это мультиформатная история. У нас много проектов, ориентированных, в первую очередь, на цифровую аудиторию, то есть на видеохостинги, социальные сети, «Телеграм».

Последние несколько лет мы развиваемся как группа, условно говоря, изданий, направленных на разную аудиторию. При этом у нас есть проект, который посвящён исключительно тематике церкви и православия, то есть то, с чего мы начинали. Это, собственно, журнал, который благополучно выходит, наш портал foma.ru и наш проект на YouTube под названием «Райсовет» – очень интересная программа.   

- Откуда взялось такое название?

- Вообще, от «рай» и «совет». Поверьте, люди, которые это придумали, не застали времена, когда были райсоветы. Сейчас у нас еще запускается программа «Худсовет». Если в «Райсовете» у нас могут священники что-то обсуждать – от библиистики до каких-то бытовых проблем, то «Худсовет» – это совсем другая история. У нас там, например, программа про Толкиена будет.

Еще у нас есть еще отдельный канал «Что будем делать?»: он о психологии, об отношениях. Есть канал для тех, кого интересует церковная тематика, другой – для тех, те, кого больше интересует светская культурная повестка, ещё один – об истории. Всё это мы развиваем, как группу медиапроектов под единым брендом, под названием журнал «Фома». Мы посчитали, наша совокупная аудитория в месяц примерно 5 миллионов.

- Православных СМИ у нас не так много. Как вы считаете, есть ли перспективы для создания новых медиа с такой тематикой?

- Мне кажется, что у нас сейчас сложилось определенное количество православных СМИ и в таком классическом смысле больше не надо. Есть телеканал «Спас», есть радио «Вера», есть телеканал «Союз», есть мы, как печатные издания и цифровая платформа. Но это не значит, что темы православия не должно быть в медиа.

Одно дело – читать тематическое издание или смотреть тематический канал, а другое – если какой-то священник выступает на страницах светского СМИ или присутствует в какой-то светской информационной повестке. Мне кажется, что на это есть запрос, то есть на то, чтобы православная тематика органично, гармонично и грамотно присутствовала в светских изданиях, на светских телеканалах.

«Не надо, чтобы все священники были блогерами»

- Священников всё чаще можно увидеть на каких-то ток-шоу, всё больше появляется каких-то блогов, которые ведут представители Церкви. У аудитории есть запрос на просмотр такого контента?

- Мы видим, что сейчас даже такая далёкая от церкви аудитория, как у YouTube, тоже интересуется, священники появляются абсолютно в светских разговорных ток-шоу. Им там задают вопросы и это такой нормальный здоровый диалог. Там на священника не смотрят, как на что-то экзотическое и непонятное. Вот это важно.

И да, у нас много православных блогеров, в том числе среди священников. Вот буквально недавно был фестиваль «Вера и слово», на который со всей страны съехались священники-блогеры: они у нас еле в конференц-зале поместились. У них много подписчиков, у них большая аудитория. Даже в каком-нибудь «ТикТоке» охваты растут, потому что людям это нравится, люди это смотрят, это прямая связь с этими отцами.

- Как люди, посвятившие себя церкви, становятся блогерами?

- Я думаю, что все таки для этого нужен талант, способности. Далеко не все священники становятся блогерами, да этого и не надо: это не их задача. Но какое-то количество батюшек действительно имеет к этому способности. По опыту могу сказать, что  журналистикой и блогингом нельзя заниматься через силу. Если человеку нравится, он этим горит, то он это выражает.

- А почему батюшек-блогеров становится всё больше?

- Мне кажется, просто накопилась критическая масса людей, которые одновременно и священники, и готовы, хотят, умеют делать блоги. От общего числа духовенства в России это небольшой процент. Но зато эти люди заметны в светском медийном поле, потому что они в каком-то смысле выступают посредниками между Церковью и обществом.

МНЕНИЕ:
Священники-блогеры – это люди с достаточно разными позициями и на их примере хорошо видно, что в Церкви существует плюрализм.

- А как к ним относятся внутри Церкви?

- Конечно, недопонимания, как в любой среде, бывают. Но могу сказать, что у нас в России достаточно спокойно относятся к священникам-блогерам, в том числе, в церковной среде.

Я помню, где-то лет пять назад мы встречались с коллегами-журналистами из Германии и при них спорили о том, как относиться к тому, когда епископ, архиерей выложил что-то у себя в блоге, а ему простой человек-мирянин пишет: «Владыка, вы перепутали, вы ошиблись». Коллеги слушали нас некоторое время и говорят: «А что, у вас действительно епископы пишут блоги? У нас в Германии до сих пор идут дискуссии, может ли священник вообще в интернете публично высказываться».

А у нас сложилась уже определенная культура, наши священники-блогеры – это люди с достаточно разными позициями и на их примере очень хорошо видно, что в Церкви существует серьезный плюрализм. Батюшки с разными точками зрения присутствуют в едином поле, они общаются друг с другом.

Кстати, когда мы делали наш подкаст «Райсовет», где у нас отцы собираются и о чем-то говорят, мы ставили одной из целей создание некой культуры диалога. Они могут спорить, но делают это культурно.

- Бывало ли такое, что человек к вам приходит и в разговоре со священником в нем что-то щелкает, меняется?

- Мы всегда говорим, что наши герои - это тоже наша аудитория. Мы не думаем, что человек пришел на подкаст, поговорил и резко изменил свое мировоззрение. Но вот как минимум стереотипы о Церкви у него немножечко могут разрушиться, потому что человек видит, что Церковь – это люди, с которыми можно вести вполне себе спокойный, нормальный диалог, что-то узнает больше для себя.

«Батюшка не должен быть модным, молодёжным»

- Часто ли вам приходится сталкиваться с критикой со стороны зрителей, которые говорят, что «про Церковь так нельзя»?

- Конечно, как любое большое издание мы сталкиваемся с критикой, но тут все очень сложно. Когда люди церковные и особенно священники начинают критиковать, мы к этому стараемся прислушиваться, потому что для нас эта аудитория очень важна. Мы же понимаем, что мы можем заговориться и сделать что-то не то.

 Нам интересно слушать церковных людей, но о том, как должен выглядеть священник, чаще пишут люди не церковные. То есть нам пишут: «Ну, что это такое вообще? Батюшка не должен быть модным, молодежным!» Они считают, что священник должен сидеть у себя в храме. Да, есть определенная аудитория: они не церковные, но всё знают про это. И мне кажется, что им просто немножечко неуютно, что церковь такая, какая есть, а не такая, как в стереотипах.

Собственно говоря, и мы – люди не из клира, мы обычные московские журналисты. Не всех это устраивает. Многим хочется, чтобы церковь была где-то за заборчиком.

- Если какие-то запретные темы, на которые Церкви и «Фоме» довольно сложно говорить?

- Я не думаю, что такие темы есть. Но есть темы, которые Церкви сначала нужно осмыслить внутри, а потом проговорить. И церковные люди это понимают. В первую очередь это то, что касается развития, современной науки.

Недавно был на конференции по искусственному интеллекту, где священники и ученые вместе общались на эту тему. Я вам даже больше скажу: на ней присутствовал человек, который, будучи в сане, еще и возглавляет подразделение одного крупного технического вуза в Москве, потому что он его окончил, работал там по непосредственной специальности физиком. Он параллельно служит в храме. Как он мне рассказывал, в московских естественнонаучных, технических вузах есть некоторое количество людей, которые совмещают служение в Церкви и научную работу. То есть не так далеки друг от друга научное и церковное сообщества.

- «Фома» позиционируется как журнал для сомневающихся. А где вот эта грань между уже верующим и ещё сомневающимся?

- Сомнение – естественное проявление человеческой природы. Оно есть везде, оно есть и в области веры, и в области науки: иначе бы наука вообще никуда не двигалась. Оно, думаю, есть и в области искусств. Мы используем ещё и второй слоган: «Не бойтесь ваших сомнений».

Собственно, журнал назван в честь апостола Фомы. Есть такая распространенная фраза «Фома неверующий». Но ведь образ апостола Фомы в Евангелии очень интересный, он один из самых горячих апостолов, один из самых ярких. Когда Христос сообщает о том, что ему предстоит распятие и смерть, он говорит: «Пойдемте и мы умрем вместе с ним».

Фома – один из самых преданных и любящих учеников, но когда ему говорят: «Христос воскрес», а он не видел этого и не верит. Он переживает вполне понятное, человеческое, свойственное всем нам чувство. И сцена уверения Фомы – это не сцена его унижения. Господь приходит второй раз к ученикам только ради него. Это ответ на его: «Помоги, не верю, Господи!»

Поэтому самого по себе сомнения не надо бояться, с ним надо уметь работать. Я думаю, что если человек ни в чем не сомневается, это гораздо более странно.

ДОСЬЕ:
Алексей Соколов родился в Москве в 1982 году. Окончил филфак Московского педагогического государственного университета. В журналистике – с начала 2000-х. Сотрудничал с изданиями «Аргументы и факты», «Большой город», «Независимая газета», «Литературная газета» и рядом других. Был консультантом по развитию медиа. В православных СМИ с 2005 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах