aif.ru counter
09.08.2015 00:22
1083

Пора, мой друг, по Ра… Куда фараон рабов не гонял

Ольга Миронович / АиФ-Псков

Наша Раша

Древние египтяне уже давно вкатили бы мне двушечку, но я всё равно вся такая в балаклаве шишаком и намереваюсь немедленно совершить панк-молян (не молебен, а именно «молян» - сейчас узнаете, где я подцепила такое странное слово) божеству по имени Ра – Реке рек, которая, может, по случайному совпадению, а может, из-за того, что всё в этом мире взаимосвязано (даже если концов не найти), оказалась тёзкой птицеголового Бога Солнца.

Из-за острова на стрежень... Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

На самом деле есть версия, что древнее название Волги не совсем Ра, а, скорее, «Рав», потому что по-мордовски, а точнее, и по-эрзянски, и по-мокшански (у мордвы два языка) «рав» - и есть «река».

А кто такие мордовцы, спросите вы, и при чём тут они? Да при том, что это один из самых многочисленных волжских народов.

А всего их на берегах Волги проживает более 170. Народов. Хотя в известной песне и поётся: «Волга-Волга, мать родная, Волга – русская река…».

Издалека долго течёт река Волга... Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Я тоже всего этого не осознавала, пока не отправилась в этнокультурную экспедицию «Волга – река мира».  Оказалось, что не мира. Вселенной.

Вселенский храм. Фото: https://republic.tatar

Хотя бы потому, что на берегу Волги стоит, может, единственный на этом свете «Вселенский храм» – церковь, объединяющая многие известные человечеству и даже неизвестные религии: православие, ислам, иудаизм, зороастризм с… например, культом древних атлантов. В этом храме можно поклоняться хоть Христу, хоть Будде, хоть тому же древнеегипетскому богу Ра, хоть Летающему макаронному монстру. 

Невселенские храмы Поволжья. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

…Впрочем, с Макаронным монстром это я, конечно, загнула, да и не предназначен Вселенский храм для богослужений. По крайней мере, по замыслу его создателя.

Вселенский храм. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

А возвёл это причудливое сооружение на собственном дачном участке в деревне Старое Аракчино, которая является пригородом Казани, художник, поэт и целитель Эльдар Ханов. Как нетрудно догадаться, под впечатлением от встречи с Рерихами. К сожалению, два года назад он умер, так и не довершив начатое, поэтому Вселенский храм  до сих пор не достроен и к тому же закрыт.

Но как метафора Волги работает круглосуточно. В сущности, Волга приблизительно так и устроена, как этот храм. Издалека только и разглядишь, что золочёную маковку православной церкви, а приблизишься – тут тебе и минареты, и пагоды, и священные рощи…

«Русский мир». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Звезда в шокше

Короче, очень «русская» река.  «Русский мир» - вообще прикольная штука. Посудите сами.

Василий Шукшин Фото: www.russianlook.com

Вы, наверное, так же, как и я, до сих пор думали, что и Василий Шукшин – великий русский актёр, кинорежиссёр и писатель? А он, как выяснилось, мордвин. Знающие люди мне объяснили, что у него и генотип-то характерный для мордвы. Точнее, он эрзя.

То есть, даже не славянин, а финно-угр. Родня псковским сето. И Соловью-разбойнику – тому самому, с которым противоборствовал Илья Муромец. Кстати, у Мельникова-Печерского написано, что их было три приятеля: Соловей, Скворец и Дятел. Все как один – мордва. Ну правда что, не уточняется, эрзяне или мокшане.   

Кстати, среди эрзя есть этническая подгруппа под названием «шокша»… Ну вы уже догадались, к чему я клоню, да? Хотя это мои смешные фантазии, а на самом деле слово «шукша» по-эрзянски означает «льняные очёски». Так могли назвать позднего ребёнка.

Не исключено, что отец этого ребёнка как раз вычёсывал лён, когда малыш родился (мордовские повитухи, знаете ли, любили порезвиться и дать ребёнку имечко в зависимости от того, что в это время поделывал глава семейства).   

Наши люди. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Вот такой из Шукшина последний из могикан, то есть, я хотела сказать, шокшан вырисовывается. Если, как говорится, поскрести.  

Надежда Кадышева. Фото: www.russianlook.com

Продолжим. Может, вы воображаете, что певица Надежда Кадышева русская? Как бы не так. И она эрзя. 

Скажете, Василий Иванович наш Чапаев русский? Опять мимо! Он тоже мордвин и тоже эрзя. Но, правда что, родился в Чувашии у прототюрков…  Сама видела памятный камень на месте его дома в Шупашкаре. Он земляк космонавту Николаеву, который первым в мире начал работать на орбите без скафандра и который всамделишный прототюрк - ну то есть, чуваш.

Спокойно! Дышите глубже!

Сергей РогожКИН. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович
 

Министр внутренней региональной и муниципальной политики Нижегородской области Сергей Рогожкин тоже явился на встречу с делегатами нашей экспедиции как русский, но его сходу «поскребли» и вывели на чистую воду: «Шутить изволите, батенька? Фамилия-то у вас на «кин» - типичная, стало быть, мордовская». Полезайте-ка, мол, в кузов.

Дедукция. Фото: Кадр из фильма «Шерлок Холмс и доктор Ватсон»

Как говаривал Шерлок Холмс, вот так начнёшь изучать фамильные портреты и уверуешь… во Вселенский храм.

Да чего там. Даже меня к концу моего путешествия поскребли. Скоро узнаете, что там проступило сквозь позолоту)

Трудности перевода

А пока поясню, как эрзя и мокша становятся русскими. Учёные с факультета журналистики Нижегородского университета рассказали нам такую историю. Забрались они как-то в составе не такой, как была у нас, а настоящей научной экспедиции в глухую мордовскую деревню и – вот удача! – разыскали там древнюю старуху, которая ещё царя помнит.

Правда, по-русски она ни в зуб ногой. Но учёным опять же повезло. В гостях у бабули была её взрослая внучка, которая согласилась побыть у них за переводчика. Этнографы как следует порасспросили бабушку о том, о сём и уже засобирались восвояси, как вдруг с улицы пришла маленькая правнучка старожилки.

В финно-угорском этнографическом музее. Козьмодемьянск. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

И что же приезжие учёные мужи увидели? Мама девочки как ни в чём не бывало снова принялась за синхронный перевод, только на этот раз она налаживала коммуникацию внутри собственной семьи. Потому что если старая мордовка ни слова не знала по-русски, то маленькая точно так же не понимала по-мордовски.

И это при том, что в России издаются и детские, и взрослые журналы на эрзянском и мокшанском языках, есть мордовские радио и телевидение… А люди всё равно даже со своими собственными детьми избегают разговаривать на родном языке. «Чтобы у детей потом не было проблем с ЕГЭ по русскому, без которого ни в один вуз не поступишь»

Марийский этнографический музей в Козьмодемьянске. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Со слов моих коллег, в республике Марий Эл дети растут изирушами, родства не помнящими ещё и потому, что в марийской глубинке редко встретишь ребёнка, который живёт в полной семье. Обычно у него или папа, или мама, а частенько и оба самых значимых для него взрослых круглый год в отъезде, вынужденные шабашить гастарбайтерами в больших городах, чтоб заработать чадам и домочадцам на пропитание.

Понятно, что в такой ситуации владение родным языком ничего подрастающему поколению не сулит.

Всевозможные советы по делам национальностей почему-то упорно ищут решение этой проблемы в плоскости культуры. Нам показали видео, как председатель ассоциации финно-угорских народов России, сидючи за одним столом с Владимиром Путиным, возмущается, что за год в России издано намного больше переведённых с норвежского и шведского детских книг, чем детских книг мордовских писателей.

В финно-угорском этнографическом музее. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

В этом месте я очень занервничала, потому что недавно как раз купила для своей младшей дочери несколько новых детских книжек современных норвежских, шведских и даже одного японского писателя.

Что характерно, купила не где-нибудь, а на книжном форуме «Русский Запад». Книжки замечательные. Спасибо издателям, которые их для нас так оперативно переводят. Мне бы очень не хотелось, чтоб мордовская детская литература вдруг начала развиваться за счёт сокращения в России книгопечатания зарубежных авторов.

Заморить червячка

А что касается мордовских книг, то я на них теперь сама подсела. Во всяком случае, я все руки оборвала, но припёрла из экспедиции книжищу «Мордва Российской империи».  

Мой список чтения на лето. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Весит килограммов десять, не меньше. Читаю взапой. Это сборник исторических документов - интереснейшие путевые заметки, записки и научные исследования о быте, нравах и верованиях мордовских крестьян 19-го века.

Из этой книги я заодно узнала, как коротали досуг приволжские помещики. Время от времени они, конечно, могли расслабиться и уехать годика эдак на три в Париж. Но зато когда бывали дома, только тем и занимались, что голыми руками таскали червей из загноившихся глазниц своих как бы подневольных рабов.

Один такой приехал вступать во владение имением на 500 мордовских душ – глядь, а народ-то лечить некому. До ближайшей больнички 40 вёрст (ну прям как у нас после филиализации), а там ещё, небось, надо два часа отстоять в регистратуру за номерком… Коровы останутся недоены.

Древние финно-угры в музее Козьмодемьянска. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

В общем, демография в этом муниципальном образовании оказалась ни к чёрту. Люди ещё потому предпочитают вымирать от самых пустячных болезней, что лекарства дорогие.

Короче, помещик этот вооружился всеми, какие у него нашлись, лечебными справочниками, накупил лекарств и давай обходить больных, хотя в медицине разбирался не намного лучше нас с вами. В особо запущенных случаях он даже применял гомеопатию, чтоб какой безнадёжный с виду больной не подумал, будто «доктор» махнул на него рукой.

Быт поволжской финно-угории позапрошлого века. Этнографический музей Козьмодемьянска. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Поначалу деревенские жители, даже неходячие, едва только завидят своего народного целителя, тут же пускались наутёк. Если калитка оказывалась заперта, а ребёнку её самому отворить было не под силу, он в отчаянии лез под калитку, в какую угодно грязь – лишь бы улизнуть от самопровозглашённого эскулапа.

Наша делегация знакомится с древними финно-уграми в музее Козьмодемьянска. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Но барин оказался настырный. Например, заприметил, что один старик с перевязанным глазом перестал на завалинке сидеть, который день не показывается на люди -  и попёрся в старикову избушку. Насилу откопал деда на устланной заплесневелыми рогожками и засиженной сверчками печке, зажёг лучину, чтоб поглядеть что у него там приключилось в глазу… да чуть сам не отдал Богу душу…

Оказалось, что в загноившейся глазнице у старикана поселились черви, от одного вида которых барину сделалось дурно.  Придя в себя, аристократ выскочил из избы, как ошпаренный, но потом усовестился, раздобыл длинную булавку и старательно натаскал у бедолаги из головы штук сто пятьдесят (!) белых таких червячков с красными головками.

…А вы говорите, Мать Тереза.

Ясно дело, мордовские мужики очень скоро пристрастились к внезапно обрушившейся на них бесплатной медицине и стали дёргать своего барина 24 часа в сутки: едва он вздремнёт, у калитки уже опять чья-нибудь подвода дожидается. К тому ж они приноровились чудесным образом выздоравливать даже от гомеопатии, чем немало изумляли самого новоявленного знахаря.

А помещик зато столько всего интересного про своих пациентов разузнал.

До кёле?

Например, подсмотрел, как они устраивают на лоне природы свои «моляны». Ведь насильно крещённые мордовцы очень долго оставались такими же полуверцами, как и псковские сето, – то есть, поклонялись и нашим, и вашим богам: и молитвы творили, и «моляны».

В этнографическом финно-угорском музее. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

А впрочем, Мельников-Печерский считает, что  боги у нас с ними изначально были общие, просто у финно-угров не нашлось своего князя Владимира и они гораздо дольше русских берегли обычаи пращуров.

Допустим, у славян на рождественский сочельник принято было колядовать, а спроси, что это за слово такое – «коляда» - никто не знает.

Мордовская «Во поле берёза стояла…» Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

У мордвы это называется «кёледа» и все понимают, из-за чего. Мордовские дети накануне Рождества тоже ходили по дворам с зажженными свечками и выпрашивали у добрых хозяев свиные кишки и лепёшки. Но при этом они ещё вдобавок носили с собой обмотанные тряпками берёзовые веники, которые так и называются – «кёль-кёледа», потому что «кёлу» по-мокшански и «килей» по-ярзянски – означает «берёза».

Пока я по Волге «ходила», то даже мордовскую «Во поле берёза стояла» разучила (если честно, всего один куплетик). Ясно дело, что эти песни хранят память о древнем культе поклонения деревьям. Который, который, между прочим,  жив на Волге и по сию пору.

Дерево – во!

Ведь там живут «последние язычники Европы» - те самые марийцы, о которых я вам уже рассказывала. Они хоть и являются православными,  до сих пор молятся не только в храмах, но и в священных рощах.

У нас в экспедиции из-за этого чуть не разразилась междоусобица. На круглом столе под названием «Место и роль межнационального и межконфессионального диалога в формировании гражданского самосознания» один высокопоставленный мордовский чиновник, считай, упрекнул марийцев в том, что они плохо укрепляют и недостаточно формируют.

В финно-угорском этнографическом музее. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Дескать, есть у нас тут отдельные ещё не совсем сознательные граждане, которые не совсем правильно Богу молятся, из-за чего духовные скрепы не крепятся, крокодил не ловится, не растёт кокос.

Что тут началось! Несмотря на численное превосходство мордвы, марийцы сумели за себя постоять и очень эмоционально, но убедительно объяснили незадачливому чиновнику, что для одних «скрепы» - это молитва в церкви перед иконой, а для других – поклонение священным деревьям.

Ещё неизвестно, намекнули они мордовскому гостю, какой из наших народов оказался более стойким по отношению к западному влиянию и лучше блюдёт свою национальную идентичность.

Наши люди. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Вот эти самые марийцы – участники нашей этнокультурной экспедиции. Кстати, та, что слева – предпринимательница, хозяйка фирмы по производству национальных костюмов (представляете, до какой степени жители республики Марий Эл верны своим традициям – даже изготовление старинных костюмов у них дело прибыльное!).

Я на минуточку представила, как могла бы выглядеть рядом с марийской псковская делегация, если б у нас в городе появились такие же замечательные предпринимательницы.

…Но потом вспомнила, что единственный  имеющийся в Пскове «шишак», как на старинных картинах и фотографиях из Российского этнографического музея, для Псковского дома ремёсел изготовил, кто бы вы думали? Новгородцы(

Попробывали бы они это в мичети

После посещения казанской мечети «Кул Шариф» у нас на теплоходе опять разгорелись страсти. Мечеть эта «беспонтовая», как они её назвали, донельзя возмутила дагестанцев.

Мечеть «Кул Шариф». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

«Это вообще что - мечеть или музей?» - вопрошали они. По их мнению, вот из-за таких мечетей россияне и бегут в ИГИЛ.

В мечети «Кул Шариф». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Подтверждаю, зевак в «Кул Шариф» было в десятки, если не в сотни раз больше, чем молящихся. Может, потому что мы посетили её в субботу. Известно ведь, что мусульмане коллективно молятся по пятницам, иудеи – по субботам, а православные – по воскресеньям. Так что у казанцев это был немолельный день.

В мечети «Кул Шариф». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Однако на входе в мечеть всё равно была толпа, хотя большинство пришедших, даже те из них, кто использует в одежде традиционные татарские национальные мотивы, почему-то ломились на «экскурсионные балконы», чтобы с верхнего яруса поглядеть на всего несколько обитателей нижнего – действительно, священнодействующих. 

В мечети «Кул Шариф». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Кавказцы из-за этого очень разгорячились. Они нам рассказали, как ИГИЛ заманивает молодёжь в свои сети. В группе риска лучшие представители подрастающего поколения – те, кто несмотря ни на что мечтает Отчизне посвятить души прекрасные порывы.

А им внушают: неправильная у тебя Отчизна, дядя Фёдор! Вот, мол, вам настоящая земля обетованная, где нет коррупции, где медицина для чиновников и нечиновников одинаковая и где люди молятся не напоказ.

В условиях, когда социальные лифты не работают, гражданская активность развивается по принципу «больше трёх не собираться», юродивым вместо копеечки дают двушечку, а  на выборах побеждают те, кто набрал 146%, такая альтернативная реальность выглядит очень заманчивой. И тогда сколько доморощенных чегевар национальными идеями ни корми (особенно, если идея-то состряпана всего одна: «кругом враги»), они всё равно «в лес», в горы или в пустыню смотрят.

Тем более, когда власти заведомо записывают всех бородачей в потенциальные экстремисты, не оставляя самым истовым приверженцам национальных традиций выбора.

Кул Шариф. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

… В общем, мечеть «Кул Шариф» впечатлила участников нашей этнокультурной экспедиции очень по-разному. Лично у меня перехватило дыхание (ничего себе «беспонтовая»). Я выдохнула только, когда заглянула в расположенный неподалёку Благовещенский собор и убедилась, что внутри он такой же по-восточному помпезный.

Мы строили-строили и наконец построили

Мы живём, под собою не чуя страны. Это я про нас, псковичей. Редко кто из моих земляков забирается не то, что за Урал, а хотя бы за Москву. Для нас всё, что восточнее столицы – это такие дебри.

Мы больше про эстонцев понимаем, чем про мордву, чувашей и всяких прочих марийцев. А ведь там, на Волге, псковский дух, там Псковом пахнет.

Взять хотя бы тот же Казанский кремль. Его ведь не кто-нибудь, а псковичи строили. Между прочим, тот же самый Постник Яковлев, которого считают одним из создателей московского храма Василия Блаженного.

В Казанском кремле. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Нет, вы только гляньте. Чем не Покровский угол?

Узнаю коней ретивых по их выжженным таврам... Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович
Преображенская башня. Ну по всему ведь видно, что это наших рук дело, правда же?

При этом казанские экскурсоводы как ни в чём не бывало рассказывают заезжим простофилям, что это у них в городе находится самая большая из сохранившихся русских средневековых крепостей.

Вместо прапора на башне знак ЮНЕСКО. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Казанский, весь из себя такой вторичный по отношению к псковскому, кремль почему-то уже давно благополучно охраняется ЮНЕСКО, хотя тамошние специалисты до сих пор консультируются с нашенскими всякий раз, когда у них возникают вопросы по древнерусскому зодчеству.

Например, недавно они приглашали к себе псковского искусствоведа архитектуры, чтоб он им всё объяснил про их же легендарный Свияжск, к которому тоже приложили руку древние псковичи.

То есть, какой памятник древнетатарской архитектуры ни поскреби – обнаружишь псковский след.

Надо перетереть

Современные казанские архитекторы как-то обходятся без псковской помощи( Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Заметьте, современных псковских зодчих почему-то никто никуда не зовёт делиться опытом. Хотя они и поныне горазды изумлять приезжих всякими диковинными сооружениями. То вдруг отгрохают девяти- или даже шестнадцатиэтажку в том месте, где разрешено максимум пятиэтажное строительство. То напроектируют трущобы-небоскрёбы…  

А главное, этих псковских гауди даже скрести страшно – того и гляди дырку протрёшь. Такое впечатление, что у них ничего за душой и не было: ни царского, ни ханского, ни басурманского. Можно подумать, их генетическая память ограничивается блочными многоэтажками эпохи позднего соцреализма и чтоб – боже упаси - без архитектурных излишеств.

Ладно, не будем о грустном. Что это я всё «поскреби», да «поскреби». Лучше объясню какая это всё-таки неправильная поговорка – «Поскреби русского – найдёшь татарина». Во-первых, доподлинно неизвестно, кто такой татарин.

Сувенирная лавка в Казанском кремле. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Потому что, допустим, казанские татары в глубине души вовсе не считают себя татарами. На самом деле они булгары и очень надеются когда-нибудь добиться правильного наименования своей республики.

Во-вторых, если поскрести русского, то чаще всего проявится финно-угр. Мы же с вами уже наскребли, помните?

Уж на что я однослойная… ну так уж и быть, двухслойная (как мне казалось), но эти финно-угры и меня отполировали до блеска: «Псковская область? Как же, знаем. Это ведь древняя финно-угорская земля».

Я сразу вспомнила, что маститые этнографы давно уже обнаружили у псковичей какие-то особенные гены – как ни странно, почти такие же, как у эстонцев.

… А и правда. Кто её знает, эту Хельгу, кем она была по национальности. Может, откопанная под Палатами Подзноева «варяжская гостья» не такая уж и «гостья»…

Есть женщины в волжских селеньях

«Между женщинами мордвинскими есть неотвратительные», - писал в 1834 году в «Санкт-Петербургских ведомостях» путешественник М. Попов.

В финно-угорском этнографическом музее. Козьмодемьянск. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Другой путешественник утверждал, что ленивей мордвина не сыскать: дескать, за что мордовский мужик ни возьмётся, его энтузиазма едва хватает на полчаса, а в основном он только тем и занимается, что подпирает плечом забор, уставясь поперёд себя остекленевшим взглядом.

Читаю книжищу «Мордва Российской империи» дальше. Ещё один автор поражается, что у мордовского народа хватает смекалки из всего извлекать выгоду: мол, чуть только у мордвина выдаётся свободная минутка, он тут же придумывает себе новое полезное занятие, проявляя удивительную сноровку в любом ремесле, из-за чего у него дело так и спорится, так и спорится.

Нашёлся и такой повествователь, который с горечью вынужден был признать, что мордовские мужики не в пример русским статные да рослые, а женщины, соответственно, в большинстве своём миловидные и стройные. По его словам, мордовский мужик даже осанкой выгодно отличается от русского.

А всё потому, объясняет автор, что среди мордвы преобладали государевы крестьяне, которые не привыкли гнуть на барина спину, что и позволило им даже внешне сохранить  человеческое достоинство.

Ну это смотря кто на какого барина гнул спину. Барин, которому пришлось по капле выдавливать из своего раба гной вместе с кишащими там червями, тоже долго не мог нашарить в мордовских крестьянах ни сострадания к близким, ни хозяйской жилки.

Пока не прогнал бестолкового управляющего и не принялся сам налаживать у себя в имении экономику. Тут сразу выяснилось, что далеко не все его крепостные такие уж безнадёжные люмпены или твердолобые дикари и что они вполне в состоянии оценить блага европейской цивилизации, а также грамотно ими пользоваться – благодаря чему их угнетатель смог наконец-то расслабиться и передохнуть в Париже от своих трудов праведных.  

Может, ещё и часы импортные себе прикупил. Ну и молодец, потому что заслужил.

Книга не про это. Она про стереотипы, конечно же. Про ярлыки, которые мы столь же охотно цепляем к своему лацкану, как и навешиваем на других.

Полюбившийся мне барин, кстати, тоже мог бы. Так и представляю, как он смотрит, не мигая, в загноившиеся глазницы своих крепостных, очень по-доброму им внушая: «Россия не Азия, а я не Тереза Калькуттская». И им после этого уже не до червяков, потому что они начинают видеть в чужом глазу ТАКОЕ…

Кстати, про импортозамещение:

В чувашском магазине. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович
В чувашском магазине. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович
Вятский квас в Казани. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович
Чувашское пиво ручной работы. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Кстати, про скрепы:

Монастырская трансформаторная будка с куполами. Казань. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Кстати, про патриотизм:

Одно слово - «Родина». Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Кстати, какие в других городах «аллеи героев»:

К годовщине Победы в Чебоксарах построили вот такую Аллею Героев. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Кстати, про автора:

Моя грамотка. Фото: АиФ-Псков/ Ольга Миронович

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество