63

Бандитские войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 30/04/2008

Три года назад сотрудники уголовного розыска Великолукского ГОВД - капитан милиции Андрей Рандожский и его коллега Александр Петров - взяли в оперативную разработку некоего Карповича, который к своим 22 годам приобрел "славу" квалифицированного вора-форточника.

В результате было раскрыто 9 налетов на квартиры, 2 грабежа и хищение огнестрельного оружия (его планировали применить при нападении на инкассаторскую машину). В отношении Карповича было возбуждено уголовное дело. Суд проходил в особом порядке (то есть без участия свидетелей) и назначил ему 4 года лишения свободы... условно. Тогда же было раскрыто еще несколько "мини-сериалов" - так "опера" называют преступления со многими эпизодами, а их "главные действующие лица" получили вполне конкретные сроки. В городе стало значительно тише. И не всем, похоже, это понравилось. В июне 2006 года случилось нечто из ряда вон выходящее: сразу на семерых (!) наиболее опытных, прослуживших с десяток лет сотрудников оперативного отдела поступило три заявления, в которых их обвиняли в превышении служебных полномочий. Одними из них стали Петров с Рандожским, на которых Карпович написал заявление в прокуратуру.

Если верить этой бумаге, "опера" приехали к нему, избили и более того - привязав к машине, тащили по дороге, пытаясь таким образом выбить признательные показания. Как следствие, оперативных сотрудников отстранили от работы и судили. Полтора года, пока шло следствие, они просидели в Великолукском СИЗО. В отличие от вора-форточника милиционеров суд жалеть не стал - ребята получили 4 года лишения свободы. Защита добилась пересмотра приговора: реальный срок был заменен на условный. Но месяц назад прокурор города Юрий Ишков отменил его, посчитав наказание слишком мягким.

Аргументы защиты

По словам адвоката Веры Белогубовой, у нее есть все основания считать, что "оперов" кто-то усиленно "загонял в камеру":

- Все обвинения строились на показаниях только одного, ранее судимого Карповича и его родственников, которым он якобы рассказывал о применении насилия. При этом "пострадавший" постоянно путался в показаниях. То заявлял, что его, избитого, привязали к фаркопу служебного "москвича" и протащили сотню метров. На следствии выяснилось, что фаркопа у той машины не было. Тогда он показал, что это был бампер. Но экспертиза доказала, что его декоративные "клыки" не выдержали бы такой нагрузки. Была "незадача" и с предъявленной суду одеждой Карповича: направление разрыва на брюках (в которых его якобы протащили за машиной)... не соответствовало направлению движения машины.

Как Бобыч ментов посадил

Между тем нашлись свидетели, которые описали на суде совершенно другую картину случившегося: в тот день Карпович на самом деле был вызван в милицию. После беседы с "операми" он вышел из отдела целым и невредимым, а вечером того же дня попался на Смоленском рынке... на краже мобильного телефона, за что был избит его владельцем. И тут воришке пришла в голову поистине гениальная идея: написать заявление в прокуратуру, "навесив" побои на милиционеров. Как следствие, "операм" был вынесен обвинительный приговор.

При этом великолукская Фемида не "заметила" ни заключения экспертов, ни показания свидетелей, которые слышали хвастовство Карповича, что "ему удалось посадить милиционеров", ни чистосердечное признание свидетеля со стороны обвинения (!) в том, что накануне суда работник прокуратуры принес ему уже заполненный (!) бланк протокола допроса, чтобы тот дал нужные показания. Более того: вора Бобыча не вывели из зала суда даже когда он, придя на заседание пьяным, начал грозить конвою и родственникам обвиняемых.

- И последнее, на мой взгляд, самое вопиющее: в материалах дела есть два (!) заявления, которые были собственноручно написаны Карповичем. В них он признавался, что оговорил сотрудников милиции, - продолжает В. Белогубова. - Однако ни суд, ни прокуратура на эту "мелочь" не обратили никакого внимания. Как и на то, что согласно показаниям свидетелей защиты Карпович рассказывал, будто бы следователь Михаил Курганов угрожал ему, если тот надумает забрать донос, грозил ему при этом уголовным наказанием.

Должен ли вор сидеть в тюрьме?

Как удалось выяснить, "дело Бобыча" - не единственное сомнительное в послужном списке следователя Курганова. Всего один пример: в 2004 году за угон задерживается некий Грижибовский. Было возбуждено уголовное дело, и суд избирает меру пресечения - заключение под стражу. Следователь прокуратуры М. Курганов принимает дело к своему производству, и вскоре подозреваемый оказывается под подпиской о невыезде. Сразу же после выхода из СИЗО он исчезает из города. Потребовалось два года, чтобы через всероссийский розыск задержать "автолюбителя".

На интерес сотрудника городской прокуратуры к хорошим автомобилям обращают внимание не только в городском отделе милиции - пару недель назад Курганов был остановлен бойцами УБОПа Псковской области. И выяснилось, что бирюзовая "Тойота-Каролла", на которой он несколько месяцев "нарезал" по улицам Великих Лук, находится... в розыске, так как была угнана из Московской области.

Криминальные игры

После "инцидента" с Петровым и Рандожским под суд по аналогичным обвинениям попали еще пятеро (!) их товарищей. В настоящее время двое уже отбывают наказание, а трое ждут его, пребывая в следственном изоляторе. Еще несколько человек подали заявления об уходе. "В эти игры мы играть не намерены", - так они объяснили уход из милиции.

Что же ждет в дальнейшем героев нашего расследования?

- Очередной суд назначен на 5 мая. И мы снова будем доказывать, что "не верблюды", - невесело шутит Андрей Рандожский. Понять черный юмор этого человека можно. Более 10 лет он прослужил в милиции, на его счету более 30 поощрений от руководства за образцовое выполнение задания, в том числе и в составе сводного батальона псковских милиционеров в Чечне. Лацкан его парадного мундира украшают почетные знаки "Участник боевых действий" и "За верность долгу". Причем последнюю ему лично вручал Борис Грызлов. Но оказывается, все его заслуги, как и заслуги его коллеги Саши Петрова, ничто, если дан приказ "посадить". Чтобы другим, кто продолжает честно выполнять свой долг, было понятно, кто в городе хозяин.

Отдел расследований "АиФ - Псков"

P. S.

Редакция газеты обратилась к прокурору Великих Лук Юрию Ишкову с просьбой прокомментировать ситуацию. В частности, использование краденого авто сотрудником прокуратуры. Наш собеседник ответил, что в данный момент разбирательство этого дела проводит областная прокуратура, и он не вправе давать пояснения. Помощник прокурора Курганов продолжает выполнять свои профессиональные обязанности. Пресс-служба областной прокуратуры порекомендовала направить письменный запрос, в котором изложить суть проблемы. Просим считать этот материал официальным запросом, на который очень хотелось бы получить ответ.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах